Антикризисный премьер

Формирование правительства под председательством Дмитрия Медведева пришлось на период, когда экономический кризис, начавшийся в 2008 году, стал постепенно менять свой вектор – от общемирового к чисто российскому. Правительству пришлось принять на себя удары экономических штормов, к 2013 году окончательно достигших российских берегов, а также ответственность за все, что происходит в стране. Чтобы переломить негативные тенденции, на повестку дня был поставлен вопрос о формировании новой модели роста


равительство состоялось как команда единомышленников, которая работает и не боится проводить в жизнь непопулярные решения, заявил Дмитрий Медведев во время своего интервью пяти российским телеканалам в декабре 2013 года. Тогда же он дал понять, что его команда работает, несмотря на то что состояние экономики «довольно сложное» и даже «кислое». Здесь глава правительства красок явно не сгущал. Если в январе прошлого года, выступая на Гайдаровском форуме, он говорил о необходимости стимулирования экономического роста и задаче перейти к устойчивому приросту ВВП не ниже 5% в год, то потом эти планы пришлось корректировать. 

Уже в апреле пришлось признать, что экономика резко тормозит. «ВВП по отношению к февралю 2012 года вырос практически на 0,1% против роста на 1,5% в январе, а в январе – феврале рост ВВП составил приблизительно 0,9%, что существенно меньше, чем за аналогичный период прошлого года», – констатировал премьер. Ситуация требовала серьезного анализа и корректировки принятых решений: «Мы должны провести изменения в нашем промышленном развитии, но не так, как мы это делали в 30-е годы, а за счет массового внедрения инноваций и повышения качества жизни наших граждан». 

По мере ухудшения ситуации заявления Дмитрия Медведева становились более жесткими и резкими. В сентябре 2013 года, выступая на Сочинском форуме, он заявил о том, что прежняя экономическая политика, обусловленная очевидной сырьевой зависимостью и избыточным государственным сектором, себя изжила. Ей на смену должны прийти совершенно новые принципы: «Первое – это, безусловно, максимальная предпринимательская свобода, здоровая конкурентная среда и, конечно, значительное улучшение бизнес-климата. Второе – развитие всей инновационной цепочки и стимулирование технологического перевооружения каждого производства и в результате всей экономики. Третий принцип – это, безусловно, качественно новый уровень государственного управления, повышение прозрачности и подотчетности государства перед всем обществом».

Премьер вступился и за отечественный бизнес, положение которого (особенно малого и среднего) в последнее время определенно не улучшилось. Мешать развитию бизнеса нельзя, это аксиома, но в России ее выучили не все, заметил премьер. Готовится целый пакет мер для поддержки частного сектора в экономике, включая введение налоговых каникул для средних и малых предприятий, а также снятие ограничений на участие иностранцев в уставном капитале российских компаний и отмену пошлин на ввоз научного оборудования.

Но, как заметили многие наблюдатели, в озвученных премьером принципах прозвучали противоречия с действующей системой. В первую очередь это касалось роли государства и государственных компаний в экономике, в последнее время заметно возросшей. Однако удивления это уже не вызывало. На память приходят и другие громкие, а порой и просто революционные инициативы Дмитрия Медведева в период его президентства и начала премьерства. При этом они ничуть не помешали ему все это время оставаться вполне системным высокопоставленным политиком. 

ПРИВИТЬ ОХОТУ К ПЕРЕМЕНЕ МЕСТ

Впрочем, одно из заявлений премьера, сделанных на Сочинском форуме 2013 года, все-таки возымело поистине общенародный резонанс. Медведев отметил, что перевод экономики на современные рельсы скажется на занятости населения. Кому-то придется поменять работу, кто-то, изменив специальность, даже переедет в другой регион. Но это будет развитие, а не стагнация. В связи с чем, по его мнению, от политики сохранения рабочих мест любой ценой предстоит уйти. 

Реакция на данное предложение оказалась неоднозначной; в России не принято столь открыто признавать, что государство должно самоустраниться из процесса поддержания неэффективных рабочих мест. Напротив, до последнего момента в сознании граждан оставался классический пример Пикалево, где сохранение рабочих мест на коммерческом предприятии гарантировало именно государство. Своим заявлением Медведев дал понять, что подобная практика будет сходить на нет. Ибо иначе современную экономику в России не построить.  

«Время простых решений прошло, – заявил премьер-министр. – Экономические вызовы, которые стоят перед нами сегодня, нельзя недооценивать. Впереди у нас непростой отрезок пути. Нам необходимо в трудных, в чем-то кризисных условиях продолжать двигаться к постиндустриальной экономике, к умному государству, которое провозглашает основной ценностью человека. Нам нужно выйти на траекторию устойчивого развития и при этом сохранить достижения предыдущих лет по снижению уровня бедности, по поддержке наименее защищенных граждан и проблемных территорий».

ЭТОТ ДАЛЬНИЙ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Региональная тема (во многом с подачи президента) в последнее время стала для Медведева одной из главных. В первую очередь это относится к ситуации на российском Дальнем Востоке, вызывающей растущее беспокойство. Главе правительства пришлось констатировать проблемы в этой области и предлагать свои варианты их решения. Он дал понять, что средства на реализацию программы развития Дальнего Востока ограничены: «Мы много занимаемся сейчас Дальним Востоком, и для нас очень важно сформировать там правильную институциональную среду, чтобы действительно мы могли правильным образом распределить наши ресурсы, подчас достаточно скромные, и тем не менее постараться превратить регион в территорию опережающего развития». 

В качестве возможного варианта изменения ситуации, премьер поручил правительству разработать вопрос о переносе офисов крупных госкорпораций на Дальний Восток. Данный вопрос уже прорабатывается. «Речь идет о переносе головных офисов, переезде рабочего персонала, а в случае госкомпаний о переносе налогооблагаемой базы на Дальний Восток», – говорит вице-премьер – полпред президента в ДФО Юрий Трутнев. 

БУДЕМ ЖИТЬ ПО НОРМАТИВАМ

Еще одной проблемной сферой, полностью подпадающей под ответственность Дмитрия Медведева, является ЖКХ. Еще в бытность президентом РФ, он не уставал продвигать идею повышения его эффективности посредством рационального использования ресурсов. 

Теперь он выдвигает инициативу о введении социальных норм потребления коммунальных ресурсов. В первую очередь нововведение должно коснуться энергообеспечения. Потребители будет платить за определенный объем электроэнергии по спецтарифу, а потребление сверх нормы подлежит оплате по более высокой стоимости. С 1 сентября 2013 года пилотные проекты по переходу на соцнорму электропотребления были реализованы в шести субъектах РФ. Предполагалось, что на всю страну эксперимент будет распространен с 1 июля 2014 года.

Но и это предложение было воспринято населением неоднозначно. В ряде регионов-первопроходцев эксперимент выявил серьезные проблемы и необходимость корректировки социальных норм. На совещании 30 января 2014 года Дмитрий Медведев заявил о том, что решение о введении соцнормы энергопотребления регионы РФ должны принимать самостоятельно, с учетом реального положения дел, доходов населения и состояния жилищного фонда. Причем делать это нужно в определенной временной перспективе. 



*****



Пребывание Дмитрия Медведева на посту председателя правительства РФ совпало с одним из самых сложных периодов в жизни современной России. А именно – с периодом, когда отжившая свой век, прежняя экономическая и социально-политическая модель начала давать сбои, что поставило на повестку дня вопрос о разработке новой. В этой ситуации он невольно оказался в роли первопроходца и экспериментатора в ее поиске.