Патриарх Кирилл: молодежь – новое лицо церкви

ГЛАВНЫЙ ХРИСТИАНСКИЙ ПРАЗДНИК СВЯТОЙ ПАСХИ В ЭТОМ ГОДУ ОТМЕЧАЕТСЯ 16 АПРЕЛЯ. В ЭТОТ ДЕНЬ С ПРИВЕТСТВЕННЫМ СЛОВОМ КО ВСЕМ ЛЮДЯМ ПЛАНЕТЫ ОБРАЩАЕТСЯ СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ КИРИЛЛ. УЖЕ СЛОЖИЛАСЬ ТРАДИЦИЯ ПРЕДПАСХАЛЬНЫХ ВСТРЕЧ С ЖУРНАЛИСТАМИ, ГДЕ ОБСУЖДАЮТСЯ САМЫЕ РАЗНЫЕ ТЕМЫ – ОТ СОСТОЯНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В НАШЕЙ СТРАНЕ И МЕЖДУНАРОДНОЙ ОБСТАНОВКИ ДО СОЦИАЛЬНОГО СЛУЖЕНИЯ ЦЕРКВИ И ЕЕ АКТИВНОГО УЧАСТИЯ В ЖИЗНИ РОССИЯН. КАК ОТМЕЧАЕТ ПАТРИАРХ, В ДЕНЬ СВЕТЛОГО ВОСКРЕСЕНИЯ ОСОБЕННО НАГЛЯДНО ВИДНО, КАК ВЕЛИКА ТЯГА ЛЮДЕЙ К ДУХОВНОСТИ



 


ТЕКСТ: НАТАЛЬЯ ЖУКОВА

В пасхальную ночь миллионы людей придут в храмы, чтобы вместе встретить праздник Воскресения Христова. Главное чувство, которое владеет в эти дни душами верующих, – это радость. И не только тех, кто соблюдал пост, причащался и исповедовался. Пасха вновь стала общенародным праздником. Растяжки «Христос воскресе!» над дверями храмов, гирлянды цветов, декоративные пасхальные яйца на улицах, билборды с поздравлениями – все это создает приподнятое настроение у каждого горожанина.
Трудно поверить, но еще совсем недавно о таком всеобщем торжестве не приходилось и мечтать. И посещение Крестного хода требовало немалого мужества, особенно от молодых людей. Вот что вспоминает Патриарх Кирилл,
а в начале 1960-х годов питерский школьник Володя Гундяев, о самой запомнившейся ему Пасхе:
– Это было начало разгара хрущевских гонений. Мой отец тогда служил священником в Красном Селе, – сейчас это часть Санкт-Петербурга, а тогда предместье Ленинграда, – в небольшой деревянной церквушке. Мне было около 16 лет, я учился
в школе. Вспоминаю, как открылись двери храма, и мы вышли на Крестный ход. Вся площадь вокруг храма была заполнена неистовствовавшей молодежью. Это люди, которые кричали, плевали, грозились кулаками. Причем кольцо так плотно сжалось, что еще бы мгновение – и наш Крестный ход был бы просто сметен. И почему-то мне показалось так: я в центре этого негативного удара. Может, так оно и было, потому что я, наверное, был единственным молодым лицом. Вокруг меня были старушки и старички. И конечно, один мой внешний вид был вызовом для этих людей. Мы прошли с Крестным ходом, и это была одна из самых светлых и чудных пасхальных ночей в моей жизни.
О том, как «отмечали» Пасху в советское время, хорошо помнят те, кому сейчас за 50 и старше: накануне устраивались субботники, а в пасхальную ночь по телевизору показывали редкие тогда иностранные боевики и комедии, а то и концерты западных эстрадных звезд. Ну а тех, кто все-таки шел ночью в храм, встречали милицейские кордоны и комсомольцы-дружинники, а потом следовала проработка на собрании.
Чтобы оторвать молодежь от храма, была и другая тенденция, рассказывает Патриарх: «В церковь запускались пьяные люди, их дебош и хулиганство поощрялись властями. Затем все это сменилось на огромное количество подвыпившей молодежи, которая шла в храм просто поглазеть. Придя в храм, они вели себя по-разному. Кто-то действительно был поражен величием богослужения и оставался, и становился верующим. Ну, а кто-то просто бузил, хулиганил, свистел, раскачивал толпу».
Откуда было взяться культуре поведения в церкви, если за годы Советской власти она беспощадно уничтожалась?
В 1914 году на территории Российской империи, по официальным данным, насчитывалось 54 174 православных храма, 25 593 часовни, 1025 монастырей. К 1987 году в СССР осталось 6893 действующих православных храма и 15 монастырей. Длиннейший список церквей, упраздненных за семь десятилетий, напоминает мартиролог: «взорвана, снесена, разрушена»… То, что осталось, в редких случаях становилось музеем или домом культуры, а чаще приспосабливалось под склады, казармы и… тюрьмы.
Процесс передачи Церкви недействующих храмов, а также строительства новых активизировался с приходом на пост Предстоятеля РПЦ Святейшего Кирилла. Только с 2009 по 2016 год было передано 5000 храмов и 122 монастыря, на 10 000 выросла численность духовенства. Количество епархий
в 2009 году – 159, сегодня – 296. В минувшем году в России насчитывалось 34 764 храма и часовни, где совершается Божественная литургия. Достаточно ли этого для удовлетворения духовных потребностей россиян? «Нам трагически еще не хватает храмов, потому что невозможно вести вдумчивую, индивидуальную работу с людьми, когда один храм на 25–30 тысяч человек, – говорит Патриарх. – Дай Бог, чтобы эти балансы менялись, чтобы увеличилось количество храмов, чтобы священники наши становились способными на индивидуальном уровне работать с современным человеком».
В Москве большинство церквей, особенно в отдаленных районах, переполнены во время воскресной литургии, поэтому несколько лет назад была инициирована программа строительства православных храмов.
За эти годы построено более 50 храмов. В дни Великого Поста 2017 Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил чин великого освящения и Божественную литургию
в двух новопостроенных храмах: 12 марта – в храме Всех святых, в земле Русской просиявших, в Черемушках; 19 марта –
в храме святителя Иова, Патриарха Московского и всея Руси, в Старицком монастыре.
Главное, говорит Патриарх Кирилл, что сейчас люди приходят в церковь осознанно. Вот и на Пасху в храмах почти нет «глазеющей» публики:
– Радуюсь, видя, как в Пасхальную ночь стоят в храме молодые супружеские пары с малыми детьми на руках. Это новое лицо Русской православной церкви. Я много езжу по стране
и часто слышу от людей, как важна вера в их повседневной жизни. Человек становится другим, меняется его система ценностей. Человек находит подлинную цель и подлинную радость. Сегодня мы становимся действительно религиозным народом, но для того, чтобы религия стала образом жизни людей, от времени констатации «я верующий» до момента реального воцерковления – путь величиной в жизнь. И ничего здесь быстро произойти не может. Нужно терпеливо и кропотливо работать. Но уже сегодня мы должны свидетельствовать о том, что мы православная страна. Большинство наших людей связывают себя с православной традицией, и это великая Божия милость.
При подготовке статьи использованы материалы сайта www.patriarchia.ru