Море волнуется раз,или сам себе пигмалион

НА ИЗЛЮБЛЕННЫХ ТУРИСТАМИ УЛИЦАХ ЕВРОПЕЙСКИХ ГОРОДОВ ЧАСТО МОЖНО УВИДЕТЬ НЕОБЫЧНЫЕ СКУЛЬПТУРЫ. СТОИТ СРЕДИ ТОЛПЫ НА НЕБОЛЬШОМ ВОЗВЫШЕНИИ МРАМОРНОЕ ИЛИ БРОНЗОВОЕ ИЗВАЯНИЕ, РЯДОМ БАНКА ИЛИ КОРОБКА. ЗАЗВЕНЕЛИ БРОШЕННЫЕ ТУДА МОНЕТКИ - И СТАТУЯ, К ВОСТОРГУ ПРОХОЖИХ, ОЖИВАЕТ. НАВЕРНОЕ, В АЛЬБОМЕ ЛЮБОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА НАЙДУТСЯ ФОТО С ЖИВЫМИ СТАТУЯМИ. ЧТО ЭТО - НЕХИТРЫЙ АТТРАКЦИОН ДЛЯ ЗЕВАК, СПОСОБ ЗАРАБОТКА, ХОББИ ИЛИ НАСТОЯЩЕЕ ИСКУССТВО? КТО ОНИ, УЛИЧНЫЕ МИМЫ? 



 


ТЕКСТ: НАДЕЖДА ЖУКОВСКАЯ

Живые статуи, как и положено памятникам, безмолвны. Но вот иссякает поток туристов, рабочий день «памятника» заканчивается, и он превращается в обычного человека - теперь можно и поговорить. На¬пример, если вы оказались в Мюнхене - с Рафаэлем Вроблев¬ски, который уже много лет работает на площади Плацль, где находится знаменитый пивной ресторан Хофбройхаус. Пан Рафаэль родом из Вроцлава, он отец трех дочерей, бывший инженер, а выступает обычно в образе философа или пе¬чального Пьеро. Неловко расспрашивать, сколько же зараба¬тывает дипломированный специалист, часами неподвижно стоящий на улице. Но Рафаэль как будто доволен, говорит: поработаю еще немного и открою в Польше свой винный ма¬газинчик. Но бросать свое занятие пока не собирается.
«Обожаю эту работу, - говорит Вроблевски. - У меня толь¬ко два начальника, я сам и Господь Бог. Только я решаю, когда и где буду работать. Случается, что еду куда-то как турист, а потом возвращаюсь уже как комик. Мне нравится рабо¬тать с людьми. Я уже научился понимать - ага, вот подвы¬пившие подходят, я выбираю «старшего» и разыгрываю с ним сценку. Идут дети, тычут в меня пальцами, я тут же меняю тактику. Крепкие нервы - не последнее дело для уличного артиста! А еще для меня очень важно искусство импровизации, экспромт. Для меня эта работа - выступле¬ние на самой маленькой и одновременно самой большой сцене в мире. Я - человек счастливый...»
Студенты, начинающие актеры, профессиональные танцоры, бывшие механики, повара, учителя - кого только не встретишь среди уличных мимов! Кто-то всю неделю тру¬дится в офисе и выходит подработать в выходные, а кто-то, как перелетная птица, кочует из одного города в другой - туда, где теплее и где туристический сезон в разгаре.
Болгары и румыны, итальянцы и поляки, русские и выходцы из Латинской Америки... В Праге они изображают статуи монахов и святых, почти неотличимые от тех, что украшают Карлов мост, в Венеции - дожей и догесс, а боль¬ше всего, конечно, персонажей венецианского карнавала. В Берлине можно увидеть живые изваяния солдат на посту и городских пьяниц, в Лиссабоне - застывших исполните¬лей португальских романсов фаду, в Амстердаме - уличных художников, в Париже - роденовского мыслителя и амура с луком, в Санкт-Петербурге - вельмож екатерининских времен в высоких париках.
Бонни и Клайд, Чарли Чаплин и Майкл Джексон, Клеопатра и Тутанхамон, эльфы и рыцари, мафиози и прекрасные цветочницы, ангелы и драконы - перечислять образы улич¬ных мимов можно бесконечно... Живые статуи стали досто¬примечательностью многих туристических столиц.
Но, наверное, больше всего их на главной улице Барселоны - Ла Рамбла. Так много, что несколько лет назад власти Барселоны решили «почистить» улицу и оставить лишь самых-самых. Чтобы работать памятником на Рамбле, не¬обходимо оформить документы, пройти отборочный кон¬курс, а затем не выходить из роли (то есть не менять ко¬стюм), укладываться в определенные габариты по ширине и высоте и придерживаться рабочего графика.
Впрочем, эти правила не очень-то соблюдаются. Уличные мимы свободолюбивы, как все артисты, и не чиновникам судить, хорошо ли они делают свое дело. Полные банки мелочи и радостно-удивленные лица вокруг - вот оценка их искусства.
А в том, что это настоящее искусство, у вас не останется со-мнений, если в конце сентября вы окажетесь в небольшом голландском городе Арнеме, где в это время проходит ежегодный World Living Statues Festival Arnhem, всемирный чемпионат живых статуй. Фестиваль привлекает сотни тысяч туристов, а вот количество участников ограничено - около 200. Пре¬тенденты должны заранее отправить в оргкомитет фестиваля заявку вместе с видео. Жюри оценивает содержание представ¬ления, эстетическое восприятие, зрелищность. Победитель конкурса среди профессионалов получает главный приз в раз¬мере 2000 евро, среди детей до 17 лет разыгрываются билеты в Евродиснейленд и нидерландские музеи. В Арнеме соревну¬ются и живые статуи-одиночки, и целые команды, создающие поистине чарующие композиции.
Подобные конкурсы (хоть, конечно, гораздо более скромных масштабов) проходят и в нашей стране. Например, От¬крытый чемпионат живой статуи в Евпатории - крупнейший на постсоветском пространстве. В эти майские праздники он состоится уже в 10-й раз. На фестиваль съезжаются десят¬ки энтузиастов стрит-боди-арта из Краснодара и Тольятти, из Липецка, Воронежа, Москвы, Одессы и Харькова. Пред¬седатель фестиваля Катрин Федулова сама работала живой скульптурой в Барселоне и достигла настоящего профессио¬нализма, так что судят здесь по европейским меркам. Многие участники могут дать фору своим зарубежным коллегам ори¬гинальностью образа и мастерством исполнения.
В прошлом году, например, среди позолоченных эльфов и серебряных королей выделялись живые скульптуры, рас¬писанные в стиле Гжели и вятской игрушки. А изящная и хрупкая, так и кажется, заденешь - разобьется, фарфоро¬вая кукла? А «живое письмо» - актер, тело которого сли¬вается со страницами, на которых текст из «Маленького принца» Экзюпери? А совершенно удивительный живой памятник фотографу, в руках которого старинный фотоап¬парат, выдающий прохожим их моментальные снимки, да еще и напечатанные на настоящей газетной полосе?
На московских улицах, в отличие от других мировых столиц, живые статуи пока встречаются нечасто. То ли туристический поток у нас не такой оживленный, то ли кли¬мат подкачал, хотя в Питере колоритных уличных мимов видишь то и дело - они ловят каждый миг хорошей погоды. А у нас разве что в самом центре да еще на Арбате случайно появится новая скульптура, которая вдруг оживет на глазах изумленной публики...
В столице живые статуи стали сегодня частью индустрии развлечений: они рекламируют рестораны и развлекательные центры, украшают корпоративные праздники и частные вечеринки, их охотно привлекают event-агентства, которые хотят сделать необычное и запоминающееся мероприятие. Час работы живой скульптуры стоит до 5000 рублей. Хочешь, закажи кариатиду, а хочешь - мухинских Рабочего и Колхозницу, Афину Палладу или Безумного шляпника в стиле стимпанк. Или любой другой образ, но его создание, конечно, обойдется заказчику дороже имеющегося «в ассортименте».
Расходы на создание живой скульптуры на самом деле невелики. Актеры пользуются профессиональным театральным гримом на основе глицерина, который не портит кожу. Поэтому, если вам вспомнилась печальная судьба золотого «гуттаперчевого мальчика» из повести Дмитрия Григоровича, не волнуйтесь. Некоторые предпочитают наносить на лицо и руки слой жирного крема, а потом слой специальной гуаши. Чтобы не возиться с мытьем головы, лучше всего прятать волосы под шляпой или купить парик и покрасить его. Костюмы обрабатываются клеевым составом и покрываются аэрозольной краской. Хорошо держат форму и выглядят пластично наряды из кожзаменителя, на них, правда, уходит не один баллончик краски.
«Живые статуи» экспериментируют с составами и материалами, всем подряд свои секреты не раскрывают, но в профессиональном сообществе и совет всегда можно получить, и посетить мастер-класс. Главное тут не грим, костюм или реквизит, а фантазия, артистичность и харизма - ведь мим общается с людьми, а раз слов у него нет, то поза и жесты должны быть особенно убедительными. Ну и без крепкого здоровья и выносливости не обойтись.
Работа уличного мима - не самый легкий хлеб. Зато сколько возможностей для самовыражения! И кто же это придумал? Всеведующий Интернет говорит о неких латиноамериканских актерах, которые появились в образах статуй на Рамбле в начале 70-х прошлого века. Но думается, все началось гораздо раньше.
До сих пор популярны цирковые представления с людьми-куклами. В XVIII-XIX веках аристократы развлекались «живыми картинами». Как не вспомнить миф о Пигмалионе, изваявшем статую из слоновой кости, столь совершенную, что сам создатель влюбился в свое творение и упросил Афродиту вдохнуть в нее жизнь?
И наконец, кто в детстве не играл в «Замри, умри, воскресни»? Или «Море волнуется раз, море волнуется два...»? Наверное, именно поэтому так нравятся людям живые скульптуры - завораживает эта сказочная анимация. Уличное волшебство.