Где найти счастье

20 марта отмечался Международный день счастья. И Москва буквально нафарширована всевозможными местами, которые притягивают к себе счастье, здоровье, удачу. Есть узкоспециализированные – например, помогающие успешно сдать сессию. Есть, так сказать, общего направления, то есть отвечающие за счастье вообще. Достаточно явиться в нужное место, что-то там прошептать, или потереть, или сунуть куда-то записку – и все, проблема решена, можно расслабиться и заниматься какими-нибудь приятными делами. Что характерно, большинство подобных мест возникло сравнительно недавно, а некоторые из них специально предназначены для положительной корректировки будущего. Лужков мост, памятник Пушкину и Наталье Гончаровой, Нулевой километр, церетелиевские кони на Манежной площади, скамья примирения на Кадашевской набережной, стилизованное сердце в саду «Эрмитаж», памятник Шерлоку Холмсу и доктору Ватсону. Но есть и старые места, что называется, намоленные. О них-то мы сегодня и расскажем.



 


20 марта отмечался Международный день счастья. И Москва буквально нафарширована всевозможными местами, которые притягивают к себе счастье, здоровье, удачу. Есть узкоспециализированные – например, помогающие успешно сдать сессию. Есть, так сказать, общего направления, то есть отвечающие за счастье вообще. Достаточно явиться в нужное место, что-то там прошептать, или потереть, или сунуть куда-то записку – и все, проблема решена, можно расслабиться и заниматься какими-нибудь приятными делами. Что характерно, большинство подобных мест возникло сравнительно недавно, а некоторые из них специально предназначены для положительной корректировки будущего. Лужков мост, памятник Пушкину и Наталье Гончаровой, Нулевой километр, церетелиевские кони на Манежной площади, скамья примирения на Кадашевской набережной, стилизованное сердце в саду «Эрмитаж», памятник Шерлоку Холмсу и доктору Ватсону. Но есть и старые места, что называется, намоленные. О них-то мы сегодня и расскажем.

1 Карусель и овраги

Самое древнее место для приобретения счастья – так называемый Гротесковый мост в Нескучном саду. Он предназначен в первую очередь для молодоженов. Следует взяться за руки и пройти этим мостиком. На полпути желательно остановиться и поцеловаться. Впрочем, последнее не обязательно – мост и без того сделает свое дело. Молодым обеспечен счастливый и долгий союз.
Гротесковый мост выложен из камня разного размера примерно двести лет назад. В былые времена под ним протекал шустрый ручеек, впадающий в Москву-реку, благо, последняя расположена совсем рядом. Облик моста таинственный, загадочный, располагающий к мистическому настроению.
Когда-то весь сад был таким. Писатель и драматург Михаил Загоскин писал: «Войдя главными воротами в широкую аллею, ровную и гладкую, как Тверской бульвар, вы никак не отгадаете, что вас окружают если не пропасти, то по крайней мере такие буераки, что я не советую никому ходить вечером по левой стороне аллеи между деревьями, которые растут на самых закраинах обрывистых и глубоких оврагов… Если и это нельзя назвать пропастью, так что это такое? Овраг? Нет, воля ваша, у меня язык не повернется назвать таким пошлым именем первую диковину Нескучного. Представьте себе поросшее сплошным лесом ущелье, мрачное и глубокое для всякого человека с хорошими глазами и почти бездонное для того, кто имеет несчастье быть близоруким. Столетние деревья, растущие на дне его, кажутся вам деревцами, потому что вы видите только одни их вершины... Все это было в совершенном запустении; кругом дичь, высокая трава, огромные деревья и немного пониже источник прекрасной и чистой, как хрусталь, воды. Позади беседки небольшой мост соединял с садом что-то похожее на остров, который вместо воды окружен был со всех сторон обрывистыми оврагами».
Впрочем, во времена, когда Нескучным садом владел граф Алексей Орлов-Чесменский, он был символом отнюдь не романтического запустения, а, напротив, невиданной роскоши и безудержного веселья. Один из современников писал: «Какое-то очарование окружало богатыря Великой Екатерины, отдыхавшего на лаврах в простоте частной жизни, и привлекало к нему любовь народную».
Вот, к примеру, описание одного из популярных развлечений, практикуемых в Нескучном саду, – так называемой карусели: «В последней половине минувшего июня в Москве, у Калужской заставы, посреди нарочно устроенного обширного амфитеатра, два раза дано было прекрасное и великолепнейшее зрелище каруселя. По высочайшему дозволению... составилось здесь благородное карусельное собрание под главным распоряжением его высокопревосходительства Степана Степановича Апраксина, который наименован главным учредителем всего каруселя. Стечение зрителей было чрезвычайное: в первый раз июня 20-го – для входа в ложи и амфитеатр розданы были зрителям билеты; а 25-го числа – для дня рождения... великого князя Николая Павловича дан был подобный первому карусель в пользу бедных. Благородные рыцари показывали искусство свое в верховой езде, меткость рук и умение управлять оружием. Богатый убор церемониймейстеров и кавалеров, устройство кадрилей, порядок шествия – все это выше всякого описания, все достойно обширности, многолюдства и пышности древней столицы величайшей в мире империи».
Так что не все так мрачно в этом выдающемся саду.

2 Блестящий нос, или Граница на замке

Но самое популярное из счастливых мест – бронзовый пес Мухтар рядом с фигурой Пограничника на перроне станции метро «Площадь Революции». Еще в тридцатые годы, когда станцию только построили, у московских студентов возникла традиция – перед экзаменом потереть нос собаке.
Со временем традиция получила распространение. Во-первых, помимо студентов на «Площади Революции» стали бороться за свое счастливое будущее самые разные люди. А во-вторых, помимо собачьего носа возникло еще несколько знаковых мест: флажок Сигнальщика Марата, туфелька Девушки с книгой. Особняком стоит Петух – потерев его, можно с равной вероятностью и приобрести несметный капитал, и потерять последние деньги. Развлечение для тех, кто любит риск.
Сама же станция была введена в строй в 1938 году, в составе участка между станциями «Улица Коминтерна» (ныне – «Александровский сад») и «Курская». Автор ее – известный архитектор Алексей Душкин, прославивший свое имя в первую очередь строительством подземных станций. Автор легендарных фигур, а их всего около сотни, – скульптор Матвей Манизер. Во время войны их эвакуировали как представляющих особенную художественную ценность, а затем поставили обратно.
Поэт Сергей Орлов посвятил этим статуям стихотворение:

Под землею веянье ветров,
Площадь Революции. Метро.
Круглые сияют абажуры.
Бронзовые высятся фигуры.
В бескозырке с Балтики братишка,
С Красной Пресни токарь-ветеран,
Девушка с винтовкою и книжкой,
Хлебороб – сибирский партизан.
Дни и ночи, месяцы и годы
Подпирают каменные своды,
А над ними – высоко – Москва.
В скверах пробивается трава.

Кстати, эта линия – одна из московских загадок. Дело в том, что в соответствии с московскими путеводителями 1938 года между «Курской» и «Киевской» расположены четыре станции. Сегодня же их всего три.
Отгадка проста. Дело в том, что поначалу поезда шли по части нынешней Филевской линии, на которой на одну станцию больше. И лишь позднее Арбатско-Покровская ветка была продлена, и поезда пошли по ней.

3 Волшебная Напрудная

Нельзя обойти вниманием и Напрудную башню, расположенную на территории Новодевичьего монастыря. К ней достаточно всего лишь прикоснуться, загадать желание – и оно будет сразу же исполнено. При этом неважно, откуда подойдешь к той башне – снаружи монастыря или изнутри. Снаружи конечно же проще.
Сам же монастырь основан был в 1524 году по обету московского князя Василия Третьего. Тот поклялся, что воздвигнет новую обитель, если ему удастся присоединить к Москве Смоленск. Смоленск был присоединен. Новодевичий монастырь заложен.
Монастырь играл огромнейшую роль в жизни России. Писатель и журналист Михаил Пыляев так описывал его историю: «На Девичьем поле стоит огромное здание Новодевичьего монастыря, строителем которого называют Алевиза Фрязина, который в начале XVI столетия кроме этого монастыря построил многие каменные церкви.
В этом монастыре проживал у своей сестры отрекавшийся от престола Борис Годунов. Здесь духовенство и бояре умоляли его принять державу. Этот монастырь, как и Вознесенский, долгое время служил царскою усыпальницею. В нем погребены царевны, дочери царя Алексея Михайловича, Софья и Екатерина; дочь царя Иоанна IV – Анна, затем первая супруга Петра Великого Евдокия Федоровна, урожденная Лопухина. В «Древней Вифлиофике» сказано, что тело царевны было сперва погребено в Софиевской церкви и уже впоследствии было перенесено в собор. Каменные гробы почивших цариц стоят на помосте храма, над ними устроены из кирпича надгробницы, покрытые суконными и бархатными покровами. В этом монастыре после заговора Щегловитого в 1689 году заключена была сестра императора Петра I, царевна и соправительница София «за известные подыскательства». Но, невзирая на бдительность стражи, царевна чуть не бежала из монастыря; через пять лет София опять успела раздуть пламя мятежа в стрельцах, посягая на жизнь царя. Но бунт был вовремя усмирен царем, и крамольные стрельцы повешены перед окнами кельи царевны с челобитными в руках, в которых умоляли ее принять престол. В этом монастыре провела царевна последние дни свои, до конца не оставляя властолюбивых своих замыслов».
Словом, место это намоленное во всех смыслах.

4 Призрачный Пушкин

Не мог не войти в этот список и памятник такому романтичному поэту, как Александр Сергеевич Пушкин. Точнее говоря – фонтан за спиной великого стихотворца. Сюда принято кидать монетки для того, чтобы снова вернуться в Москву. Ну и по всяким другим поводам – тоже не повредит. Сам же памятник открыт был в 1880 году на противоположной стороне Тверской улицы, в конце Тверского бульвара. Но в 1950 году его вдруг неожиданно решили передвинуть с одного места на другое. Для этого на улице Горького (как тогда называлась Тверская) устроили деревянный настил, оборудованный металлическими рельсами, памятник вместе с постаментом, общим весом около 70 тонн, приподняли над землей и опустили на специальные тележки. Все работы заняли менее суток.
Старые москвичи, ясное дело, были не в восторге. Писатель Валентин Катаев, в частности, писал: «Для людей моего поколения есть два памятника Пушкину. Оба одинаковых Пушкина стоят друг против друга, разделенные шумной площадью, потоками автомобилей, жезлами регулировщиков. Один Пушкин призрачный. Он стоит на своем старом, законном месте, но его видят только старые москвичи. Для других он незрим. В незаполнимой пустоте начала Тверского бульвара они видят подлинного Пушкина, окруженного фонарями и бронзовой цепью, на которой, сидя рядом и покачиваясь, разговаривали в начале двадцатых годов два поэта (Есенин и Багрицкий. – А.М.) и третий – я, их современник».
Кстати, Александр Опекушин, автор этого памятника, хотел поставить свое творение прямо посреди площади. Но по понятным причинам это желание было проигнорировано. А еще раньше, в 1812 году, через 100 лет после окончания Смутного времени, здесь планировалось установить памятник Минину и Пожарскому. Но нашествие Наполеона помешало этим планам, и после победы над французами, на всплеске патриотизма, было выбрано другое, более статусное место – Красная площадь.

5 Монетки на Лобном месте

Также принято кидать монетки и на Красной площади, на Лобном месте. Оно сооружено в 1534 году. Современный же вид приобрело ближе к концу восемнадцатого века, после того как его перестроил знаменитый Матвей Казаков.
По преданию, Лобное место так названо, потому что здесь рубили головы – лбы – государственным преступникам. Но это неверно. За всю историю существования Лобного места на нем казнили всего одного человека – писателя Никиту Константиновича Добрынина, более известного как Никита Пустосвят. Истинное же предназначение этого сооружения – провозглашение государевых указов. А названо оно так потому, что находится на возвышенности – на взлобье.
Правда, Львом Толстым в «Войне и мире» описана показательная казнь французов. Но казнили здесь все же не до смерти: «Пьер увидал толпу у Лобного места, остановился и слез с дрожек. Это была экзекуция французского повара, обвиненного в шпионстве. Экзекуция только что кончилась, и палач отвязывал от кобылы жалостно стонавшего толстого человека с рыжими бакенбардами, в синих чулках и зеленом камзоле. Другой преступник, худенький и бледный, стоял тут же. Оба, судя по лицам, были французы. С испуганно-болезненным видом, подобным тому, который имел худой француз, Пьер протолкался сквозь толпу.
– Что это? Кто? За что? – спрашивал он.
– Повар чей-то княжеский».
Одно время считалось, что здесь был казнен Степан Разин. После революции на Лобном месте даже установили памятник этому знаменитому смутьяну. «Вечерние известия» писали: «На Лобном месте в центре высится фигура Степана Разина; рядом, немного выдвинутая вперед, полулежит персидская княжна; сбоку ватага, ближайшие друзья Разина – Ефимыч Рулевой, Митрич Борода, есаул Васька Ус, Петруха Губанов и татарин Ахмет Иваныч. Остальные фигуры, по сообщению скульптора, будут выставлены к 6 июля (дню казни Разина)».
Но буквально через несколько дней с разинской казнью разобрались, и памятник перенесли в один из залов Пролетарского музея на Дмитровке.