«Рогатый» не везде пройдет

Летом центр Москвы ожидает глобальный ремонт. На прошлой неделе в рамках программы «Моя улица» началось благоустройство сразу нескольких десятков столичных улиц, в том числе Тверской, Нового Арбата, Моховой, Садового и Бульварного кольца и других. Некоторые из них навсегда попрощаются с троллейбусами (их заменят автобусы экологического класса не ниже «Евро-5»). Почти целое столетие этот экологически чистый и бесшумный вид транспорта служил москвичам, что называется, верой и правдой. Давайте вспомним историю старого и доброго троллейбуса, который на протяжении практически всего двадцатого столетия был одним из символов Москвы.


Текст: Алексей МИТРОФАНОВ

От Белорусского до Всехсвятского

Первый троллейбус был пущен в Москве в 1933 году. Он связал Белорусский вокзал и село Всехсвятское, район нынешней станции метро «Сокол». Таким образом, одна из московских окраин сделалась гораздо ближе к центру города. Впрочем, к тому времени здесь была не столько окраина, сколько один из центров столичной культурной и общественной жизни.

Все началось в 1921 году, когда Ленин подписал постановление «О предоставлении кооперативным объединениям и отдельным гражданам права застройки городских участков». Одним из первых на это отреагировало товарищество художников. Ему выделили земельный участок в Сокольниках, и живописцы решили назвать свой жилищный кооператив «Сокол». И даже изобразили эмблему – летящий сокол держит в лапах домик.

Затем власти внесли коррективы – вместо первоначального участка выделили другой, в районе нынешней станции метро «Сокол», в селе Всехсвятском. Художники решили не связываться с переоформлением бумаг, оставить и название, и эмблему. Так на территории Всехсвятского возник поселок Сокол, который по сей день является украшением нашего города.

Метро в то время еще не было. Когда же оно добралось до Всехсвятского – а это случилось в 1938 году, – новую станцию назвали «Сокол». Что абсолютно понятно – название «Всехсвятское» было не в тренде атеистического государства.

Тринадцатитонный «Лазарь Каганович»

Первые троллейбусы, курсировавшие по этому и последующим маршрутам, назывались ЛК-1 («Лазарь Каганович»). Они имели массу около 13 тонн и мощность, равную 82 лошадиным силам. Эти машины развивали скорость до 55 километров в час. Первые московские троллейбусы состояли из дубово-ясеневого каркаса, они были снабжены блестящими никелированными деталями и встроенными электрообогревателями. Были изготовлены на Московском заводе имени Лихачёва. Адрес его – Автозаводская улица, 23. Этот завод создан был еще до революции, в 1916 году, предпринимателем Рябушинским. «Русские ведомости» сообщали: «Вчера в Тюфелевой роще, за Симоновым монастырем, проходила закладка первого в России автомобильного завода… Весной должен быть выстроен уже первый автомобиль». Цеха для нового завода проектировал известный в недалеком будущем конструктивист Константин Мельников.

Время было не совсем подходящее: Первая мировая война, отречение царя от престола, Временное правительство, полнейшая неразбериха во всем, Октябрьская революция, голод, Гражданская война. В результате вышло так, что первый автомобиль, сошедший с конвейера завода, был выпущен лишь осенью 1924 года. Это был грузовик АМО-Ф15. В то время завод носил имя итальянского коммуниста Пьетро Ферреро.

Спустя год он был переименован в 1-й Государственный автомобильный завод, он же ГАЗ. В 1931 году – в 1-й Государственный автомобильный завод имени И.В. Сталина. И только в 1956 году он получил имя своего «красного директора» Ивана Лихачёва, под каковым известен в наши дни.

Путеводитель по Москве писал в 1937 году: «От полукустарного завода АМО, построенного акционерным обществом, возглавлявшимся капиталистами (позже белоэмигрантами) Рябушинским и Кузнецовым, осталось лишь здание, где помещается контора завода. На территории Тюфелевой рощи выросли громадные корпуса. В 1935 году начаты работы по значительному расширению завода; на территории завода воздвигнут ряд новых промышленных зданий прекрасной архитектуры».
Индустриализация шла бешеными темпами.

На Миусах

Одним из пристанищ московского троллейбуса сделалось в 1957 году Миусское депо. Впрочем, само депо гораздо более старое, оно было открыто в 1873 году и первое время обслуживало московскую конку. Никто тогда еще и не догадывался, что конно-железной дороге предстоит сделаться серьезным видом транспорта. Она была представлена годом раньше на Политехнической выставке в Александровском саду, и «Русские ведомости» отнеслись к новшеству скептически: «Несколько дней тому назад в Москве открылось новое увеселение для москвичей – это железно-конная дорога. Каждый раз отправление вагона привлекает многочисленную толпу зрителей, и москвичи по целым часам стоят и глазеют на невиданное ими зрелище.

Вагоны железной дороги переполнены публикой, по преимуществу едущей просто ради любопытства, посмотреть, как это ездят по таким дорогам. Впрочем, я опасаюсь, что наша железно-конная дорога и впредь будет служить только для катания праздной публики. Дело в том, что до сих пор нигде не публикуется расписание о месте и времени отхода вагонов… Впрочем, быть может, администрация дороги свое предприятие и основала исключительно с целью доставлять развлечение лицам, которым делать нечего. Если так, то цель эту можно считать вполне достигнутой».

А в 1899 году – новое сообщение, на сей раз «Московских ведомостей»: «25 марта с большой торжественностью состоялось давно ожидаемое открытие электрического трамвая...

По этому поводу в электрическом парке, близ Башиловки, в 4 часа дня было совершено молебствие с водоосвящением… Вскоре первый вагон с начальствующими и почетными лицами двинулся в путь, причем при выходе из ворот парка была перерезана трехцветная лента. За этим вагоном с небольшими промежутками двинулись еще 4 вагона, наполненные приглашенными на торжество гостями...

Из Петровского парка гости очень быстро были доставлены по второму пути к Бутырской заставе. Здесь их ожидали вагоны конно-железной дороги, в которые все приглашенные пересаживались для следования к гостинице «Московская», где был приготовлен обед для приглашенных лиц. Обед сопровождался тостами... Меню обеда было украшено гербом Москвы и видом электрического трамвая, выходящего со станции».

И в 1957 году, как логическое завершение этой технологической истории, – переоборудование парка под троллейбусы.

Коломенская мечта

Интересна история коломенского, так и не состоявшегося троллейбуса. Коломна – один из крупнейших и древнейших городов Московской области. Первое упоминание о нем относится к 1177 году. Никита Петрович Гиляров-Платонов писал: «Уездный город, бывший епархиальный, следовательно, старинный, а потому, согласно этим двум качествам, со множеством церквей (до двух десятков счетом); река средняя, впадающая за три версты в большую. Но, впрочем, зачем же говорить обиняками? Это – Коломна. Крепость полуразвалившаяся, но с уцелевшею частью стен; уцелело также несколько башен и одни ворота с иконописью на них и с вечною лампадой. Как подобает старине, город потонул в легендах. В одной из башен содержалась Марина Мнишек: это исторический факт. В той же башне кроются несметные богатства: это легенда. В одной из церквей венчался Димитрий Донской и осталось его кресло. Это тоже история (сохранилось ли кресло доныне, не имею сведения). А об одной башне в зимние вечера при горящей лучине (свечи у нас полагались почти только для гостей) тетушка Марья Матвеевна заводила речь, что башня эта, угольная к Москве-реке, называется «Мотасовою».

В первой половине прошлого столетия к коломенским историям – и подлинным, и выдуманным – прибавилась весьма развитая промышленность и богатая инфраструктура. В 1932 году одна из здешних газет сообщала: «У Рязанской заставы вырос каменный рабочий поселок на 500 семей, поблизости расположился хлебозавод. Рядом с рабочим поселком заканчивается строительство больницы и белеет новенькое здание диспансера. Ближе к заводу красуется новая хорошо оборудованная школа, высится громада строящегося Дворца культуры. На месте старой «обжорки» выросла фабрика-кухня, обслуживающая обедами около 10 000 человек. Невдалеке от Старо-Голутвина монастыря на пустыре строится гигант – учебный комбинат, первая очередь которого к 7 ноября 1932 года сдана в эксплуатацию. Рядом трехэтажный дом студентов. К 1 декабря текущего года заканчиваются четыре дома для рабочих и инженеров Коломенского завода, который и сам омолодился: выросли красавцы ДМ2, новый чугунолитейный, модельный цехи. В самой Коломне горсоветом заложены новые жилые дома, строится баня, прокладывается новый водопровод, построено новое здание банка, исковерканные булыжные тротуары с каждым годом все больше и больше одеваются в асфальт, на улицах появились автобусы. Электрические фонари тысячами свечей освещают коломенские улицы, две тысячи радиоточек несут культурный отдых в квартиры трудящихся. Новой Коломне тесно в старых границах, она кинула линию домов к Бочмановскому заводу, тут также выросли новый клуб, столовая, стадион, перебравшись через Оку, она осела новым цементным заводом и культурно-бытовыми учреждениями в Щурово».

Неудивительно, что власти в какой-то момент решили облегчить жизнь горожанам, проведя там троллейбус. Это произошло в 1940 году.

Коломенцы с энтузиазмом отнеслись к идее. Но этого вдруг оказалось недостаточно. Все упиралось в пресловутый человеческий фактор. Особую неторопливость проявлял сам начальник троллейбусных работ некто Н.А. Кожевников. Кто-то из местных самодеятельных стихотворцев даже посвятил ему стихотворение под названием «Троллейбусная элегия». Там, в частности, были такие слова:

Не гляди же с тоской на дорогу,
Не растрачивай нежность души.
Ну, очнись же, встряхнись хоть немного!
Все детали достать поспеши.

Товарищ Кожевников был не единственным слабым звеном. 11 июня 1941 года «Коломенский рабочий» сообщал: «В скором времени начнется эксплуатация троллейбуса, и хозяином этого нового для Коломны транспорта станет горкоммунотдел. Как готов заведующий горкоммунотдела товарищ Черепнин к приему троллейбусного хозяйства? Да никак. Он считает, что сейчас троллейбус его не касается, а когда начнет касаться, тогда и начнет заботиться о нем. Товарищ Черепнин считает троллейбусное строительство таким «американским дядюшкой», с которого можно поживиться. Он ежедневно предоставляет две-три подводы для строительства и ежедневно присылает счета за это на 5–6 рублей дороже утвержденных цен».

Все между тем шло к тому, что в ближайшее время троллейбус в Коломне запустят. Но началась Великая Отечественная война, всем стало не до этого. Затем – восстановление народного хозяйства. Про коломенский троллейбус постепенно позабыли. И не вспоминают до сих пор.

Будущее Московской области

Тем не менее троллейбус все же вышел за пределы города. В 1996 году открылось регулярное троллейбусное движение в Химках – городе пусть и не древнем, но славном своей современностью. Впрочем, он вошел в историю отечественного транспорта. В 1842 году здесь состоялись торжественные проводы Николая Васильевича Гоголя за границу. Сергей Аксаков вспоминал: «Без всяких искренних, дружеских излияний, которым, казалось бы, невозможно было не быть при расставанье на долгое время между друзьями, из которых один отправлялся с намерением предпринять трудное и опасное путешествие ко святым местам, – доехали мы до первой станции (Химки, в 13 верстах от Москвы). Мих. Сем. Щепкин, приехавши туда прежде нас с сыном, пошел к нам навстречу и точно встретил нас версты за две до Химок. Приехавши на станцию, мы заказали себе обед и пошли все шестеро гулять. Мы ходили вверх по маленькой речке, бродили по березовой роще, сидели и лежали под тенью дерев; говорили как-то мало, не живо, не связно и вообще находились в каком-то принужденном состоянии. Гоголь внутренно был чрезвычайно рад, что уезжает из Москвы, но глубоко скрывал свою радость... Мы воротились с прогулки, довольно скучной, сели обедать, выпили здоровье Гоголя привезенным с собой шампанским и, сидя за столом, продолжали разговаривать о разных пустяках до приезда дилижанса, который явился очень скоро. Увидав дилижанс, Гоголь торопливо встал, начал собираться и простился с нами, равно как и мы с ним, не с таким сильным чувством, какого можно было ожидать».

Разумеется, имелась в виду станция не железнодорожная, а почтовая, обслуживающая конных путешественников.

В 2000 году троллейбус был запущен в Видном, а спустя год – в Подольске. Если для Москвы троллейбус – это прошлое, то для Московской области – будущее.

Источник: "Московская перспектива"