Софья Высоковская: успешные проекты делаются искренне и с душой

КОРРЕСПОНДЕНТ ЖУРНАЛА «СТОЛИЧНЫЙ СТИЛЬ» ВСТРЕТИЛСЯ С СОФЬЕЙ ВЫСОКОВСКОЙ, АКТРИСОЙ И ПЕДАГОГОМ ТЕАТРАЛЬНОГО ИНСТИТУТА ИМЕНИ БОРИСА ЩУКИНА, ВНУЧКОЙ НАРОДНОГО АРТИСТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗИНОВИЯ ВЫСОКОВСКОГО, ЧТОБЫ ПОГОВОРИТЬ О СОВРЕМЕННОМ КИНЕМАТОГРАФЕ, ТОНКОСТЯХ ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЫ И ТВОРЧЕСКИХ ПЛАНАХ 

– Софья, мы встречаемся с вами в легендарном для театрально-актерской среды институте имени Щукина. Как вы стали педагогом и какой предмет преподаете?
– Наш вуз действительно один из лучших по своему профилю. Для меня это знаковое место еще и потому, что его закончил мой дед – народный артист Зиновий Высоковский. Я пошла по его стопам. После сдачи выпускных экзаменов мои преподаватели предложили остаться на кафедре сценической речи в новом качестве – уже как педагога. А сейчас я еще поступила в аспирантуру, поэтому буду одновременно и учеником, и учителем.

– Не сложно будет совмещать эти две ипостаси?
– Аспирантура – это другой уровень, тем более в нынешнем году я единственный аспирант, поэтому занятия будут индивидуальными. Несмотря на то что я много лет преподаю, изжить из себя студента довольно сложно. Мне будет приятно заново оказаться в атмосфере лекций в качестве слушателя.

– Помимо работы в институте вы довольно много снимались. Какую из своих работ вы считаете самой удачной, и снимаетесь ли в настоящий момент?
– Я принимала участие в телевизионных проектах, но хочу выйти на новый уровень. Я стала очень требовательно относится к материалам, которые мне предлагают. Поэтому сейчас нахожусь в поисках подходящего сценария. Выделить какую-то из своих прошлых работ я не могу – в целом все они находятся на хорошем уровне. Точно могу сказать, что было самым приятным – это съемки в сериале вместе со своим дедушкой. Может быть, с художественной точки зрения картина не была выдающейся, но поскольку я снималась с самым близким мне человеком, это были непередаваемые ощущения. Пожалуй, эти съемки стали для меня самыми трепетными и запоминающимися.

– Зиновий Высоковский был очень популярен в советское время. Фамилия помогает вам или, напротив, мешает?
– Действительно, Зиновий Высоковский – это целая эпоха, всенародная любовь. Дедушка играл в юмористической передаче «Кабачок 13 стульев», это был уникальный проект. Передача выходила раз в месяц, и приоткрывала зрителям завесу другой жизни. Красиво одетые люди пели иностранные песни, танцевали – для 60-х годов это было нечто невероятное. Сейчас сложно представить аналог такому проекту.
Дед стал для меня главным человеком в жизни, он заложил в меня все человеческие качества. Благодаря ему я рано окунулась в артистическую среду – посиделки, фестивали, премии. Он брал меня с собой во все поездки. Конечно, быть Высоковской непросто – нужно соответствовать заданному уровню, высоко поднятой планке. Это вызов, потому что ты не останешься незамеченным, даже если порой хочется уйти в тень.
«Пробиться» в кино нереально – это случай, фарт, везение. Но, как говорил мой дед, к удаче надо быть готовым. Совпасть должно много факторов. И некоторым для этого даже ничего не нужно делать, а другим приходится прикладывают массу усилий, но это не гарантирует успех. Здесь нет протекции, нет взяток – это судьба, которая либо выводит на сцену, либо нет.

– Ваша судьба была предопределена, или были мысли по поводу других профессий?
– С самого детства я вращалась в театрально-актерской среде, но судьба сделала крутой вираж. Я занимаюсь преподавательской деятельностью, о которой никогда не задумывалась.
Не представляла, что смогу кого-то чему-то учить. Но преподавание – это тоже своего рода актерская игра. Ты все время нахо-
дишься в тонусе. Студентов надо непрерывно «зажигать», быть интересным для них, а для этого необходимо постоянно развиваться, быть современным, понимать, что их волнует в данную минуту. И при этом стараться подтянуть молодежь до своего уровня, открыть им те глубины, которые знаешь сам. Преподаватель – это профессия, которая требует колоссальных затрат.

– Бывало так, что приходилось совмещать съемки и преподавание?
– Случалось, но актерская профессия хороша тем, что она не имеет ни выходных, ни графика, ни режима. Ты нигде не сидишь с девяти до шести, и при этом занимаешься любимым делом. Конечно, это не отменяет того, что порой можно работать с двенадцати до двенадцати, но это дело, которое приносит радость, поэтому ты не замечаешь времени.

– Как вы считаете, на каком уровне находится сейчас российский кинематограф?
– Я с глубочайшим уважением отношусь к людям своей профессии, поэтому не берусь рассуждать о каком-то уровне. Слабые и сильные работы существовали во все времена. Я считаю, что успешные проекты – те, что делаются честно, искренне и с душой. Великое счастье, когда все совпадает, и кино имеет коммерческий успех. Но если картина создается исключительно ради прибыли, это заведомо проигрышный вариант. Для меня рейтинги и кассовые сборы не являются признаком успеха художественного произведения. Мне нравится много работ, но они не получают наград и не имеют больших сборов.

– Актерская профессия – это ремесло или некая миссия? Это в большей степени талант или академичность?
– В стенах нашего института ученикам дают набор инструментов, которые помогают в дальнейшем реализовывать себя на сцене. Благодаря им легче выразить то, что ты чувствуешь. Поэтому с этой точки зрения актерская профессия – это ремесло. Но сможет ли человек воспользоваться полученными в университете навыками, чтобы научиться влиять на людей?
Все великие актеры влияли на зрителя, оставляли свой след в душе. Помогали справиться со своими проблемами, особенно в советское время, когда на любимого актера шла вся страна. Пойти в Вахтанговский театр и увидеть великую Цецилию Мансурову или Юлию Борисову – за это люди готовы были отдать многое. Сегодня в день знаний я традиционно задаю студентам простые вопросы – почему вы пошли в театральный институт? Кто ваш любимый актер? Что вы последний раз видели в театре? К сожалению, многие не были в театре и не всегда могут назвать своего любимого актера (смеется).
Но во все времена режиссеры и актеры искали тот язык и те средства, которые будут понятны зрителям. 30–50 лет назад это были одни способы, сейчас – другие. В те времена было актуально одно, сегодня людей интересует другое. Мы такие, какие есть, и живем в свое время. Это абсолютно нормально, ведь главное – уметь находить взаимопонимание.