Сергей Кузнецов: архитектор не только творец, но и управленец

У КАЖДОГО ВРЕМЕНИ – СВОЯ АРХИТЕКТУРА. ВЫЗЫВАЕТ ЛИ ОНА ВОСХИЩЕНИЕ ИЛИ ОТТОРЖЕНИЕ, ЗАВИСИТ ОТ МНОГИХ ФАКТОРОВ, НО ПРОШЛОЕ УЖЕ НЕ ИЗМЕНИТЬ. В ПРЕДДВЕРИИ ДНЯ СТРОИТЕЛЯ МЫ ВСТРЕТИЛИСЬ С ГЛАВНЫМ АРХИТЕКТОРОМ МОСКВЫ, ЧТОБЫ УЗНАТЬ ЕГО МНЕНИЕ О ТОМ, КАКОЕ ВЛИЯНИЕ ОКАЗАЛО НА РАЗВИТИЕ АРХИТЕКТУРЫ НЕБЕЗЫЗВЕСТНОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ «ОБ УСТРАНЕНИИ ИЗЛИШЕСТВ В ПРОЕКТИРОВАНИИ И СТРОИТЕЛЬСТВЕ», КАК ВОПЛОЩАЮТСЯ В ЖИЗНЬ ПРОЕКТЫ, ПОБЕДИВШИЕ В АРХИТЕКТУРНЫХ КОНКУРСАХ, И КАКИМИ КАЧЕСТВАМИ ДОЛЖЕН ОБЛАДАТЬ СОВРЕМЕННЫЙ АРХИТЕКТОР


– Сергей Олегович, Указ о праздновании Дня строителя был подписан в сентябре 1955 года, а в ноябре вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», что фактически ознаменовало собой переход к индустриальному домостроению и началу массового строительства жилья. Как вы оцениваете этот исторический факт: в чем были его плюсы и минусы?

– Возможность индустриального домостроения существовала и до этого Постановления, типовые проекты были еще в царской России. Нельзя сказать, что без его появления невозможно было бы развивать типовое проектирование и домостроение. В данном случае я не считаю, что Постановление каким-то образом поспособствовал этому процессу, поэтому плюсы назвать сложно. Я считаю, что с точки зрения минусов как раз все более очевидно – это, безусловно, один из самых трагических эпизодов в истории российской архитектуры, потому что пострадало огромное количество творческих планов, карьер архитекторов, и, как показала практика, архитектурная школа очень сильно изменилась. Если посмотреть архитектуру, которая была до этого Постановления и после, и качество этой архитектуры, архитектурной школы, на людей, которые работали в этой области, – тут одни потери. Причем от этого удара не оправились до сих пор. Если до этого отечественная архитектура была очень «на уровне», и скажем так, если то, что создавалось до этого периода времени, стало памятниками – был блестящий эпизод русского авангарда, очень интересный последующий переход к сталинскому ампиру, – то после количество знаковых сооружений катастрофически убавилось. Да, был советский модернизм, но, конечно, по «интересности» и обилию шедевров – это все на порядок меньше. Честно говоря, я считаю, что для архитектуры было бы однозначно лучше, чтобы этого Постановления не было.



– Сегодня индустриальное домостроение находится на новом этапе в своем развитии – с 2016 года запрещено строительство домов устаревших серий. Как изменится качество городской среды при переходе на новые серии? Все ли домостроительные комбинаты укладываются в установленные сроки? В каких районах уже ведется строительство таких домов?



– Вся программа модернизации ДСК направлена на улучшение качества среды – в этом ее основная суть. То есть модернизируются комбинаты, индустриальность сама по себе сохраняется, но появляются возможности формировать комфортную среду других пропорций, другой этажности, с общественными первыми этажами, с разнообразными фасадами. Все, что должна нести в себе хорошая, качественная архитектура, можно делать в индустриальных сериях. Это главный смысл. Заводы укладываются в сроки, многие уже провели перевооружение своих производств. Сегодня строительство домов нового поколения в Некрасовке ведет ДСК-1; в поселке Сосенское ГК «ПИК» возводит квартал из домов модернизированных серий, они же строят комплекс на Варшавском шоссе, который соответствует новым критериям; компания «КРОСТ» использует новые серии в рамках проекта WELLTON PARK в районе Хорошево-Мневники.

– В прошлом году прошел масштабный международный конкурс «Москва-река», победителем которого стало архитектурное бюро «Проект Меганом». Началось ли уже практическое проектирование этих территорий? Какие еще архитектурные компании принимают в этом участие? Какие участки являются приоритетными?

– Многие проекты на реке уже сегодня развиваются в рамках концепции, на основании той идеологии, тех требований, которые мы разработали. Это парк «Зарядье», застройка Мневниковской поймы, территории ЗИЛа, Тушинского аэродрома. Все эти участки являются для нас приоритетными. Архитекторов, которые работают над проектами на реке, довольно много, просто отмечу, что мы находимся с ними в постоянном диалоге, чтобы формировать решения в соответствии с нашей общей концепцией.

– Важнейший ресурс городских территорий – это промзоны, по многим из которых тоже проводились архитектурные конкурсы. Какие из них вы считаете наиболее интересными? Например, ЗИЛ или «Серп и Молот»?

– На ЗИЛе по итогам конкурса сейчас разрабатывается детальный архитектурный проект, я считаю, очень примечательный, один из самых интересных даже в мировом масштабе по развитию промзоны. Проект реорганизации территории завода «Серп и Молот» основан на концепции британского бюро LDA Design, выбранной по результатам проведенного в 2013–2014 годах международного конкурса. В общем, конкурсные предложения реализуются, все в порядке.

– Хотелось бы узнать ваше мнение о деловом центре «Москва-Сити»: если бы решение о его строительстве принималось сегодня, как бы он выглядел?

– Тут вопрос действительно очень сложный. Это тоже реновация промзоны – территорию можно и нужно в этом месте развивать, там для этого высокий потенциал. По поводу масштабов, объемов застройки, дизайна самих зданий – безусловно, у нас сегодня на многие вещи взгляды уже поменялись. Сегодня эти решения кажутся устаревшими, и концепция строительства «Москва-Сити» как единого сооружения, как просто квартала зданий (что, на мой взгляд, является самой большой проблемой территории), конечно, не была бы поддержана. Но сказать, что «Москва-Сити» обладает только минусами, тоже нельзя. Это интересный большой инвестиционный проект, у которого в том числе есть и свои плюсы для развития Москвы.

– Не секрет, что нередко первоначальный архитектурный замысел того или иного объекта претерпевает много изменений. Как вы считаете, удастся ли воплотить в жизнь проект парка «Зарядье» так, как он задуман? Что может этому помешать?

– Сейчас проект реализуется в соответствии с замыслами архитекторов, на основании конкурсной концепции консорциума во главе с Diller Scofi dio + Renfro. Мы с ними работаем, в том числе дополняя их проект, поскольку не все вошло тогда в площадку – то, что было на конкурсе. Сейчас дорабатывается набережная, зона филармонии, детализируются прилегающие территории, но в целом все основные идеи реализуются вместе с авторами. То есть мы движемся очень последовательно.

– Какие новые архитектурные конкурсы планируется провести в ближайшее время? Как вы оцениваете российские архитектурные проекты, участвующие в конкурсах? Их качество соответствует мировым стандартам?

– Лучшие проекты находятся вполне на международном уровне. Из проектов, которые можно отметить, недавно стартовал важный конкурс на концепцию застройки участка, прилегающего к Софийской набережной. Надеюсь, что в скором будущем будут конкурсы на новые станции метро.

– Какими знаниями должен сегодня обладать архи- тектор, чтобы работать в русле современных тенденций? Соответствует ли качество подготовки студентов архитектурных вузов этим требованиям?

– Качеств должно быть много – помимо творческих, еще и управленческие, много технических навыков, безусловно, инженерных, конструкторских. В архитектурном образова- нии ничего катастрофически плохого я не вижу, с ним можно жить и работать, но надо понимать, что каждый архитектор должен заниматься самообразованием всю свою жизнь, и об этом надо помнить.