Анатолий Константинов: Копелев – это законодательная власть, а мы власть исполнительная

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ДСК-1 АНАТОЛИЙ КОНСТАНТИНОВ РАБОТАЕТ НА КОМБИНАТЕ 37 ЛЕТ. ОН ПРИШЕЛ СЮДА В 1978 ГОДУ СРАЗУ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ МИСИ ИМ. КУЙБЫШЕВА. ЯВЛЯЯСЬ КЛЮЧЕВЫМ ИГРОКОМ В КОМАНДЕ ВЛАДИМИРА КОПЕЛЕВА, ОН ТВЕРДО ЗНАЕТ, ЧТО ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА РУКОВОДСТВА КОМБИНАТА – СДЕЛАТЬ ВСЕ ВОЗМОЖНОЕ, А ПОРОЙ И НЕВОЗМОЖНОЕ, ЧТОБЫ ОБЕСПЕЧИТЬ ЛЮДЕЙ РАБОТОЙ И ДОСТОЙНОЙ ЗАРПЛАТОЙ, И В ЛЮБЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ СОХРАНИТЬ ТРУДОВОЙ КОЛЛЕКТИВ


– Анатолий Васильевич, вы много лет работаете с Владимиром Ефимовичем Копелевым. Как бы вы определили его роль в развитии ДСК-1?

– Прежде всего он, конечно, хозяин, который проводит всю политику, как внутреннюю, так и внешнюю. А мы, включая меня, – исполнители. Как он скажет, так и будет. Копелев в компании – это законодательная власть, а мы власть исполнительная. Вот и все.

– Он строгий руководитель?
– Конечно! Я бы даже сказал строжайший. И в первую очередь,к себе. У него строжайший режим в отношении к себе самому и, соответственно, ко всем нам. В семь часов утра он уже на стройке.

– В нынешней сложной экономической ситуации многие компании сокращают персонал, снижают заработную плату... Как обстоят дела у вас?
– Копелев категорически против этого. Его политика такова – пока я здесь хозяин, никто не будет уволен, все будут работать, как работали. А наша задача как руководителей – обеспечить людей работой и достойной зарплатой. Его кредо – сохранить максимальное количество людей. Тем более что
наше предприятие абсолютно социально ориентированное.
Основная масса работающих – москвичи. Никаких гастарбайтеров у нас нет, а ведь работают 9 тысяч человек, и в основном это целые династии строителей: папы, мамы, сыновья, дочери, братья, сестры. Людей с улицы просто нет. Те, кто приходит со стороны, просто не выдерживают нашего темпа.
В 1990-е годы наш комбинат переживал тяжелейшие времена, а повсеместно открывались коммерческие предприятия, зачастую с довольно высокими зарплатами. И тогда Копелев сказал нам всем: уйдете – обратно никого не возьму.Некоторые уходили, но со временем всему этому пришел конец, малые
предприятия начали лопаться. Люди пытались вернуться назад, но Копелев никого не брал. Я считаю, что он поступал правильно.
Если человек предал один раз, то предаст и снова. Те, кто работает у нас сегодня, – это люди, преданные комбинату, проработавшие у нас не один десяток лет, знающие о компании все, ее плюсы и минусы.

– Сейчас комбинат осваивает новые серии домов. Сложно ли вам перестраиваться?
– Владимир Ефимович лично ведет этот вопрос, но ничего страшного в связи с этим не происходит. Да, есть новые серии, например, «НАД», техсоветы по которой проводятся буквально через день. Но в то же время остаются серии П44Т и П44К, которые находятся в массовом производстве и наибо-
лее востребованы для реализации муниципальных программ. То есть в зависимости от потребностей города на данный момент к ним привязывается та или иная серия.

– Не случится ли так, что они будут сняты с производства?
– Честно говоря, я не сторонник плоских фасадов и плоских крыш. Архитекторы всегда стремились разнообразить фасады эркерами
и прочими выступающими частями, сделать их более рельефными. Может, со временем, требования опять изменятся. На мой взгляд, серии «Т»
и «К» – лучшие в наших условиях. Они выполнены в классическом стиле и очень хорошо смотрятся.
Благодаря внешней отделке «под кирпич» никто никогда не узнает, панельный это дом или монолитный. Одним словом, лично я не сторонник отказываться от этих серий. Они еще и нас переживут.

– Индустриальное домостроение выдерживает конкуренцию с монолитом?
– Я не считаю, что монолитное домостроение способно вытеснить крупнопанельное. По одной простой причине – мы свой дом можем построить и сдать «под ключ» за три месяца. А монолитный дом, как ни старайся, будет строиться год. Во-вторых, у нас более быстрая оборачиваемость денег. Смонтировал дом – получил деньги, смонтировал еще один – опять получил. И так далее. В монолитном строительстве деньги длинные.
Что касается трудоемкости работ, то по сравнению с нами – это небо и земля. Наш дом технологичен: в нем сразу же монтируется сантехника, столярка и т.д. Потом пришла бригада маляров и за месяц полностью выполнила отделку. Нам не надо делать никаких стяжек – поверхности полностью готовы. Отшпаклевал,поклеил обои, положил паркетную доску. И все.
Я не говорю, что монолиту нет места. Там, где не требуется застраивать целые кварталы, где есть достаточно времени, конечно, можно строить
монолитные дома. И если человеку под силу купить квартиру в монолитном доме, вложив в это энную сумму, – ради бога! Но после сдачи нашего дома
он полностью готов к проживанию, а если это монолит, еще предстоит потратить примерно столько же, сколько стоила квартира, чтобы она стала пригодной для жизни. Но многие этого не понимают, пока не столкнутся лично.