«Денег нет. Целую, папа»

Гостем нашей рубрики «24 этаж» стал депутат Госдумы РФ, советник мэра Москвы, советник Патриарха Московского и всея Руси Кирилла по вопросам строительства Владимир Ресин. Он рассказал, зачем Парламентскому центру в Нижних Мневниках нужны два новых моста, почему православные храмы строят представители всех конфессий, а также какую телеграмму прислал когда-то студенту Владимиру Ресину его отец.


Храмовые субботники



Владимир Иосифович, какой сегодня у вас круг обязанностей как советника святейшего Патриарха Кирилла и куратора программы по возведению в столице православных храмов от правительства Москвы? 

– Довольно широкий. Дело в том, что Русская православная церковь и правительство Москвы создали Фонд поддержки строительства храмов, попечительский совет которого возглавляют Патриарх Кирилл и мэр города Сергей Собянин. Я, как член попечительского совета, возглавляю рабочую группу фонда, которая с первых дней координирует реализацию программы. Веду каждый объект – от выделения земельных участков, оформления документов и до самой строительной части.



В течение нескольких лет еженедельно в храме Христа Спасителя проводятся развернутые совещания, на которых собираются все, кто так или иначе участвует в программе: строители, проектировщики, представители Патриархии, городских префектур, департаментов. Все текущие вопросы решаются оперативно. А по субботам я выезжаю на строящиеся объекты проверить ход строительства на месте.



 Субботние объезды вы не отменяете никогда, что бы ни случилось. Так повелось с первых храмов?

– Да, еще с 2010 года, когда началась масштабная работа по строительству храмов. В апреле 2011 года был заложен первый камень церкви в честь святых Мефодия и Кирилла на Дубровке, на месте трагедии в Театральном центре в октябре 2002 года. Вообще я систему субботних объездов позаимствовал у самого себя: еще в 70-х годах, когда мы занимались строительством объектов к московской Олимпиаде 1980 года, я ввел правило лично объезжать все стройки. Этому правилу не изменяю – нужно все видеть своими глазами.



Как сейчас продвигается программа?

– Не кривя душой, можно сказать, что программа успешно развивается. Сделано немало. На сегодняшний день уже построено 15 храмов на территории старой Москвы и 3 – в ТиНАО, в них уже ведутся регулярные службы. Еще на 6 храмах завершены строительно-монтажные работы. Кроме того, на разной стадии строительства находятся еще 28 храмов. До конца года планируется закончить возведение храмовых комплексов на 20 площадках и развернуть работы по 29 новым адресам.



Сформирован также адресный перечень из 197 земельных участков. На выделенных под строительство территориях возвели 90 деревянных храмов-часовен. Причем такую деревянную часовню можно построить всего за пару месяцев. А как только появляется часовня, к ней начинают тянуться люди, создается приход, община, организуются богослужения. Ускоряется и сбор пожертвований на строительство основного здания.



 Что самое сложное в храмостроительстве?

– Москва – переуплотненный город, поэтому порой непросто бывает найти оптимальный вариант для размещения храма. Одно могу сказать: строить церкви надо в тех местах, где они востребованы, не нужно навязывать их людям. Обсуждать эти вопросы надо на публичных слушаниях, спокойно и взвешенно, без скандалов и обострений.



 Можно сделать более безболезненной подборку территорий?

– Лучше всего строить параллельно и жилье, и объекты инфраструктуры, к которым сегодня относятся храмы. Никогда раньше возведение храмов не предусматривалось ни одним из Генпланов – ни сталинским, ни брежневским, ни постперестроечным. Также вне плана был построен храм Христа Спасителя. А сегодня место под строительство храма может быть предусмотрено еще на этапе проработки проекта планировки территории. Это дает возможность проектировщикам разместить церковное здание там, где оно востребовано, а жителям района будет заранее известно, в каком месте и когда его возведут.



Свято место не без инвестора



При проектировании закладываются места под размещение только православных храмов?

– Конечно нет. Закладываются в целом места под размещение культовых сооружений, а это не только православные храмы, но и мечети, и синагоги, и буддийские святыни. Важно, что в нашем многонациональном и многоконфессиональном городе нет религиозного противостояния.



 Часто мусульмане возводят христианские храмы?

– Часто. Только один пример: строительство храма в честь святого благоверного князя Дмитрия Донского на Полярной улице. Его на собственные средства возвел Заслуженный строитель России Гаджи Гаджимусаев, мусульманин по вероисповеданию. Его мотивы понятны – он сам живет в Москве, у него двое детей, жена православная. Также на строительство храма Христа Спасителя жертвовали средства люди самых различных конфессий. Этот принцип единства наций и духовности – большое достижение.



Вам нравится архитектура новых религиозных учреждений?

– Требования к архитектуре храмов формировались столетиями. Сегодня есть архитекторы, специализирующиеся на проектировании храмов, отлично знающие историю развития православного зодчества на Руси. Некоторые из строящихся храмов, вне всяких сомнений, можно назвать произведениями искусства. В них удалось совместить каноническую храмовую архитектуру с современными строительными материалами и технологиями. А это, поверьте, не так просто.



 Как финансируется программа?

– Это крупнейший в мире народный благотворительный проект. Конечно, без крупных жертвователей и меценатов его реализация будет более растянута во времени. То, что возведение храмов довольно часто берут на себя крупные попечители, – миссионерская заслуга этого проекта. Попечители, видя плоды первых шагов программы, хотят вложить свою лепту в историю новой России.



Здесь не требуется ни кнута, ни пряника, хотя речь, как правило, идет о крупных затратах. Это – благое дело, порыв души. Я и сам принимал участие в благотворительной помощи при строительстве и православных храмов, и синагог, и мечетей. Сами понимаете, что жертвовать деньги, особенно в наше сложное в экономическом плане время, может только истинно верующий человек. Наши благотворители – не только такие известные люди, как Виктор Христенко, Владимир Потанин, Алексей Добашин, Михаил Балакин, Сергей Амбарцумян, но и многие другие люди с разным уровнем дохода, порой совсем небольшим. И многие, пожертвовав десятки миллионов рублей, не хотят это афишировать. Нельзя забывать о том, что приходы содержатся за счет пожертвований самих прихожан, в основном людей небогатых.



В канун Дня Победы Патриарх Кирилл освятил возрожденный храм Преображения Господня на Преображенской площади. Вы практически ежедневно отслеживали ход работ на объекте.

– Храм с прилегающим к нему сквером стал мемориальным комплексом, посвященным истории Преображенского полка и Российской армии. Храм Преображения Господня возводился на благотворительные средства по старинным чертежам на месте церкви, взорванной в 1964 году под предлогом прокладки линии метрополитена. Работа выполнена очень сложная, особенно та ее часть, которая связана с переносом коммуникаций. Время на возрождение комплекса потребовалось немалое – 5 лет.



В процессе строительства возникали сложности. По разным причинам ушли с объекта некоторые строительные организации, в частности, обанкротившаяся компания «Космос».

Но недаром говорится – свято место пусто не бывает. Большую помощь строительству оказал мэр Сергей Собянин, префектура Восточного округа. Важнейшую роль сыграл меценат и строитель Михаил Абрамов, затративший немалые личные средства. В итоге храм воссоздан в полном соответствии с чертежами. В нем появился Музей Преображенского полка, перед храмом разбит великолепный сквер.



Пьедестал для князя



 К 1000-летию кончины князя Владимира решено завершить реконструкцию Московского епархиального дома с храмом в честь святого равноапостольного князя Владимира в Лиховом переулке. Когда он будет сдан?

– Здание Московского епархиального дома, построенное в 1902 году, потребовало серьезной реконструкции, воссоздания исторического облика. Прежде в нем располагались храм в честь святого равноапостольного князя Владимира и Соборная палата. В годы советской власти епархиальный дом забрали у церкви, а в 30-е годы прошлого века существенно перестроили. В нем располагались различные организации, в том числе Центральная студия документальных фильмов. Но в начале нового века здание было возвращено Русской православной церкви.



На сегодняшний день реконструкция фактически завершена. Освящение Московского епархиального дома состоится 6 июля. Этот объект по объему выполненных работ может считаться как самым крупным, так и самым сложным, потребовавшим больших материальных и трудовых вложений.



Как вы относитесь к идее установки памятника князю Владимиру, вокруг которой столько споров?



– Я считаю, памятник Крестителю Руси должен быть установлен и на достойном месте. Наша страна демократическая, мы уважаем мнение каждого. Сейчас обсуждаются все возможные варианты установки памятника. Но окончательное решение все-таки должны принять те люди, которым это право дано по Конституции. В Мосгордуме есть специальная Комиссия по монументальному искусству, которая и согласует площадку под памятник.



Депутаты проголосуют тайно



Почему власти так долго не могли определиться, где строить Парламентский центр, а в итоге выбрали Нижние Мневники?



– В этом месте много плюсов. Во-первых, разгружается центр города. Во-вторых, близко от Кремля и Белого дома. Кроме того, предстоят относительно небольшие затраты на освобождение территории под застройку.



Важно, что в районе хорошая транспортная доступность. Согласно проекту планировки, там появится метро, целый ряд наземных транспортных средств. Кроме того, построят два новых моста через Москву-реку. Обсуждается также вопрос сообщения с центром города по реке.



По соседству с главным зданием будет построен парламентский городок, в который войдут помещения для работы обеих палат парламента, служебное жилье, гостиница, фитнес-центр, медицинская клиника и другие объекты социальной инфраструктуры. Вообще строительство Парламентского центра – это часть глобального проекта правительства Москвы по развитию всей Мневниковской поймы.



 Ориентировочная стоимость строительства Парламентского центра, которую вы озвучили в прошлом году, – 1,5 млрд долларов. Она не изменилась?

– Коррективы будут внесены, когда выберут проект-победитель. Проект реализуется на инвестиционной основе, ни копейки денег из бюджета потрачено не будет. Площадь Парламентского центра, который разместится в северной части Мневниковской поймы, составит 345 тыс. кв. метров. К строительству приступят уже в следующем году, а завершат работы в 2019-м.



Архитектурный конкурс на лучший проект Парламентского центра подошел к финальной части – три лучших проекта выставлены для обсуждения в Госдуме. За какой проект вы будете голосовать?

– За тот, который больше понравится. Голосование будет тайным. Кому в итоге отдадут предпочтение, узнаем уже в скором времени. Одно могу сказать – это будет современнейший комплекс, построенный с учетом тенденций как московской, так и российской архитектуры, с использованием природного ландшафта.



Квартиры не только для номенклатуры



Почти 60 лет назад вышло постановление правительства об устранении излишеств в архитектуре, в стране началось массовое строительство типового жилья. Теперь эти дома не украшают облик города. Такое решение было необходимым?



– Это была революция в строительстве! Абсолютно новый принцип в домостроении уже в скором времени позволил снизить накал жилищной проблемы в стране.



Дело в том, что монтаж зданий шел прямо с колес. Темпы возведения жилья доходили в столице до 3–5, а затем и до 7 млн кв. метров в год. И пусть первые пятиэтажки были рассчитаны на 25 лет, зато они стали тем фундаментом индустриального строительства, который позволил уже в перестроечное время сформировать строительный комплекс Москвы численностью миллион человек – со своей промышленностью, собственным обеспечением техникой и стройматериалами. Столичный стройкомплекс и стал тем локомотивом, который помог восстановить и развить строительный потенциал во многих регионах России.



На ваш взгляд, нынешний перевод домостроения на новые рельсы назрел?

– Скажу вам, что прежде за то, что архитектор предложил в типовой серии несколько разнообразить фасады здания, его могли запросто выгнать с работы. Почему? Да потому, что это влекло за собой снижение темпа выпуска домов.



Когда в начале 90-х годов прошлого века бал стал править архитектор, произошли серьезные изменения в индустриальном домостроении. Более широким стал шаг панелей, изменилась высота потолков в квартире, серьезно преобразились фасады. Исчезли и пятиметровые кухни, и комнаты-распашонки. Для москвичей стало доступным более комфортное жилье, которое прежде предназначалось только для номенклатуры.

Сегодня все домостроительные комбинаты вновь должны перестроить свое производство с учетом современных требований и технологий. В чем они заключаются? Вроде тот же завод, те же строительные и отделочные материалы, но ни одного похожего дома ДСК теперь выпускать не будут. Да, это индустриальные дома, но с разными фасадами, которые неспециалист никогда не отличит от построенных по индивидуальному проекту. Причем два подъезда можно сделать с бюджетными квартирами, а два – с дорогими. Технологии позволяют возводить «умные» дома, в которых потребление воды и электроэнергии значительно сокращается. При этом скорость возведения зданий не уменьшится.



 Экспериментальные технологии, которые сегодня получили распространение, отрабатывались вами еще в Куркине. Так же как и многие другие проекты.

– Да, мы тогда отрабатывали новшества и строили, как в Европе. Сейчас смотрю со стороны – и убеждаюсь, что мы большое дело сделали, построив «Сити» на месте трущоб. Что ни говори, а это был прорыв. Но тогда у нас получилась жемчужина без ожерелья. То, что сейчас Собянин там сделал, причем с учетом того, что еще достроят в 2018 году, станет чудом. Мэр решил транспортную проблему, сделал то, что мы не могли. Не потому что не понимали, как это важно, у нас денег не было. Собянин же нашел деньги, за счет бюджета сделал всю инфраструктуру. После окончания строительства этот центр превратится в район мирового уровня и станет уже жемчужиной в ожерелье.



Знаете, я всегда говорю, что умный учится на чужих ошибках. Понятно, что сегодня другие масштабы, другие возможности. И, конечно, Собянин учтет все те ошибки, которые мы допустили, когда «Сити» строили. Да и время сейчас другое. Не мы выбираем время, а время нас выбирает. Сегодняшний день позволяет, скажем, промзону ЗИЛа сделать гораздо лучше, чем «Сити». Уверен, нынешние градостроители просчитают все – и объем, и высоту, и плотность застройки. А главное – сделают ЗИЛ районом комплексной застройки. Там будет все необходимое для комфортного проживания: жилье и рабочие места, спортивные объекты и парки, транспортное обеспечение и инфраструктура. Транспортная доступность, что ни говори, – вопрос номер один. Какой может быть деловой центр, если туда не добраться и негде машину поставить?



Тем не менее для своего времени тот же «Сити» стал прорывным со всех точек зрения. Можно еще «Красные холмы» назвать – район около Кремля, где была свалка, а сейчас – благоустроенный деловой район. Также правильным, как показала жизнь, стало строительство комплекса на Манежной площади, где даже в экономически трудное время держится самая высокая арендная плата в городе.



Как вы оцениваете идею строительства парка «Зарядье» на месте гостиницы «Россия»?

– Конечно, в градостроительном плане парк в тысячу раз лучше, чем гостиница. «Россия» являлась коммерческим объектом, а парк практически не приносит прибыли – это скорее имиджевый проект, направленный на развитие всего города в целом, на качественный отдых и увеличение потока туристов. Разбить парк в самом центре столицы, где каждый квадратный метр земли буквально золотой, можно в том случае, если ты твердо стоишь на ногах. Это прекрасное решение, которое может позволить себе только богатый город. Замечательно, что мы дожили до этого времени.



Несмотря на сложную экономическую ситуацию, стройки в Москве не останавливаются. А какие меры необходимо еще принять, чтобы строители могли, как говорится в одной рекламе, не слезы лить, а бетон?

– Меры, которые принял в своей антикризисной программе Сергей Собянин, дают результаты. Мэр говорит, что Москва выкарабкивается. Конечно, кризис еще есть. Но мы видим если не свет в конце тоннеля, то, по крайней мере, сам тоннель, он уже хорошо просматривается. Хотя обстановка очень сложная. Вызовов много, сильная Россия раздражает многих. Поэтому нужно быть очень собранным.



Инвесторы все же идут в Москву?

– Идут инвесторы. Есть затруднения, но в целом инвестиционная программа не остановилась. Ведь даже в это сложное время мы начали строить Парламентский центр.

Было время, когда ко мне приходили за деньгами, я говорил: «С деньгами любой построит, ты попробуй найти другое решение».



 И удавалось?

– А как же! Хотя время сейчас другое, но совет универсальный.



Строгое воспитание 



Сколько лет вы строите в Москве?



– В систему Главмосстроя я был зачислен 1 января 1965 года начальником участка в СУ-17 треста горнопроходческих работ Главмосстроя. Уже через несколько месяцев меня назначили начальником производственного отдела, затем – исполняющим обязанности главного инженера. А в мае 1965-го – начальником СУ-139. Прошло ровно 50 лет. Я тут внука стал за что-то отчитывать и вдруг осознал, что в его возрасте – 30 с небольшим – я уже был управляющим трестом.



Вас родители строго воспитывали?



– Расскажу одну историю. На третьем курсе института мы с будущей женой поехали на практику в городок Александрия на Украине. Заработали немного – и отправились в Сочи. Там эти деньги быстро ушли. Я папе послал телеграмму: «Пришли денег на дорогу». Он мне прислал ответную: «Денег нет. Целую, папа».

Не скажу, что мы шиковали, но и не бедствовали, отец был ответственный работник. Но родители заставляли считать свой бюджет. Не потому что жалели денег, просто учили рассчитывать на то, что сам имеешь.



 Вы учились на инженера-экономиста?

– Я окончил Горный институт по специальности инженер-экономист. Неплохо знал и эксплуатацию, и шахтное строительство. Тем ребятам, которые заканчивали чисто эксплуатационный факультет, тяжело было. Приехали мы вместе с однокашником с другого факультета работать в трест горными мастерами, месяц закончился – надо закрыть наряды, списать материалы. Для меня это было просто, нас учили и баланс просчитать, и составить план. Я ручку арифмометра крутил только так. А он этого не проходил.

Теперь выпускники получают специальность руководитель проекта. Но если у экономиста нет инженерных навыков – он слабоват, а если он хороший инженер, но не знает азов экономики – тоже недотягивает. Молодым специалистам не хватает квалификации.



И очень важно, чтобы человек начинал с низов, не с престижной должности, а с простой, рабочей. Почитайте биографию многих руководителей, градоначальников, все с азов начинали – Собянин, Лужков.

Сам я окончил институт и попал по распределению в Черкасскую область, Звенигородский район, поселок Ватутино.



Я как-то подумал – мой внук полез бы сейчас в эту шахту, как я в молодости? Наверное, вряд ли. А мне это нравилось, я уже жить не мог без стройки, любил ходить в сапогах, в полушубке, 7 лет работал на периферии. И именно оттуда начался мой должностной подъем. А многие из тех, кто не поехал по распределению, потом остались не у дел.



Источник: "Московская перспектива"