Храмы, которые строит народ

КАК СОВРЕМЕННОМУ ЧЕЛОВЕКУ ОБРЕСТИ ВЕРУ? ГДЕ ОН МОЖЕТ НАЙТИ ОТВЕТЫ НА ВОЛНУЮЩИЕ ЕГО ВОПРОСЫ? В РОССИИ ДУХОВНЫМИ ЦЕНТРАМИ ВСЕГДА БЫЛИ ХРАМЫ, ОДНАКО СЕГОДНЯ ИХ КАТАСТРОФИЧЕСКИ НЕ ХВАТАЕТ, ОСОБЕННО В СТОЛИЦЕ. ИСПРАВИТЬ ПОЛОЖЕНИЕ ПРИЗВАНА ПРОГРАММА СТРОИТЕЛЬСТВА ПРАВОСЛАВНЫХ ХРАМОВ В МОСКВЕ. О ЗНАЧЕНИИ ЭТОЙ ПРОГРАММЫ ДЛЯ ДУХОВНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ НАРОДА И О ХОДЕ ЕЕ РЕАЛИЗАЦИИ МЫ БЕСЕДУЕМ С ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ ФИНАНСОВО-ХОЗЯЙСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ, ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ ПРАВЛЕНИЯ ФОНДА «ПОДДЕРЖКИ СТРОИТЕЛЬСТВА ХРАМОВ Г. МОСКВЫ» АРХИЕПИСКОПОМ ЕГОРЬЕВСКИМ МАРКОМ.


БЕСЕДОВАЛА: ЕКАТЕРИНА МАСЛОВА

– Ваше Высокопреосвященство, как вы оцениваете значение Программы строительства православных храмов в Москве для духовного возрождения нашего народа? Помогут ли новые храмы людям преодолеть трудности и прийти к Богу?

– Исторические итоги Смутных времен XX века привели к тому, что наш народ оказался «удаленным» от Бога. Многовековая связь русского народа и Церкви была разорвана, что во многом привело к бездуховности общества, которое пытались скрепить пионерскими галстуками и комсомольскими значками. Между тем Россия всегда была православной державой, а русский народ – православным не только в силу своих верований, но и благодаря складу своего национального характера, своему менталитету и историческому развитию.

Поэтому сегодня наши люди так живо откликаются на зов своей Церкви. Другое дело, что процесс возвращения народу утраченных ценностей, возвращения народа к настоящей жизни в Церкви не может произойти за один день. По многочисленным опросам совершенно различных институтов, до 80% населения страны причисляет себя к православным. А это уже что-то да значит!

Опять же приходится признать, что из этих 80% богослужения регулярно посещают, дай Бог, 5%. Большинство людей приходят в храм, когда их к этому подталкивают внешние обстоятельства. Кто-то заболел, проблемы на работе и т.д. Человек заходит в храм ненадолго: поставить свечку, совершить какой-то обряд, смысл которого он даже до конца и не понимает. Но главное – он приходит «за подмогой». И в этом случае внешний вид храма и внутренний дух общины могут сыграть во многом решающую роль.

Тут надо вспомнить послов великого князя Владимира, которые увидели торжество православного богослужения и через эту красоту, которая и есть отражение божественной красоты, пришли к вере. Благолепие богослужений стало одним из важных аргументов, которые услышал от своих послов князь Владимир. Человека, который приходит в храм, в первую очередь привлекает именно красота: благолепие храма, красота богослужения, красивое пение, красивое слово.

Второй важный момент – крепкая и дружная община. Наше общество во многом страдает от отсутствия нормальных человеческих отношений, от отсутствия любви. Поэтому православная община призвана стать таким очагом добрых человеческих отношений, к которому люди будут тянуться и согревать свои сердца живительным теплом дружеского внимания. И таким образом, через обретение человеческой любви, через хорошее, доброе отношение к себе и другим человек сможет увидеть красоту общинной жизни в Церкви и единство вокруг Христа. И полюбить это единство, и через него стать полноценным православным гражданином.

– Как происходит работа над проектами новых храмовых комплексов? Кто определяет архитектурный облик новых святынь?

– Когда Программа стартовала в 2010 году, то проектировать храмы были приглашены три известных московских института: «Моспроект-2», «Моспроект-3» и МНИИТЭП. Поскольку ставилась задача – построить как можно быстрее как можно большее число храмов, возник вопрос: как ускорить и удешевить процесс. Сначала был предложен принцип модульности. Идея заключалась в том, чтобы создать своего рода конструктор, в который входил бы определенный набор архитектурно-объемных элементов: основной объем храма, приделы, притвор, шатер, круглый барабан, различные луковицы. Однако от этого принципа отказались, поскольку потребовались бы неоправданные затраты, создание масштабного производства всех этих деталей, решение вопросов перевозки и т.д.

В основу решили взять другой принцип – так называемых «типовых проектов». Было разработано семь основных типов храмов (на 200, 300 и 500 человек), по ним была собрана вся проектная документация, и именно эти проекты в основном и воплощались в жизнь в 1-й очереди строительства нашей Программы.

Однако со временем стало ясно, что у этих проектов есть и функциональные недостатки: почти везде отсутствует полноценный притвор; внутренний объем храма, как правило, кубический с большой высотой. Протопить все это пространство стоит немалых денег. При этом площадь для молящихся весьма скромная. Почти все храмы спроектированы заведомо тесными. Почти во всех проектах нет места ни для гардероба, ни для детской комнаты. А в нормальном приходе всегда много многодетных семей и маленьких
детей, которым всегда нужны отдельные закутки, но при храме.

А главное – стоимость и время, затрачиваемые на строительство таких типовых храмов, нисколько не меньше, чем стоимость и строительство по индивидуальному проекту. Большинство настоятелей новых приходов также, как правило, просят индивидуальный
проект. Ведь храм призван стать архитектурной доминантой своего района, украшением, жемчужиной «серых джунглей». Думаю, вполне уже достаточно того, что все дома на соседних улицах одинаковые.

Ежегодно к нам в столицу приезжают миллионы иностранцев. Что же они хотят увидеть? Конечно, русские храмы и русскую природу. Многие православные храмы Москвы являются памятниками всемирного значения, то есть частью мировой культуры. И по храмам, которые мы возводим сегодня, будущие поколения будут судить о нашем времени.

Именно поэтому в прошлом году было принято решение поменять подход к вопросам проектирования. В Финансово-хозяйственное управление мы пригласили профессионального архитектора протоиерея Андрея Юревича. Вместе с другими представителями архитектурного сообщества, он активно разрабатывает новую линейку проектов храмов.

Объективные условия диктуют нам экономию средств. Поэтому новые храмы должны быть экономичные, невысокие по объему, но выразительные по форме и силуэту. Хороший исторический прототип: храм в Старой Ладоге. Лаконичный по архитектуре, достаточно
простой и по конструктивным решениям. Сегодня, возводя такой храм, вполне возможно применять в строительстве не только кирпич или бетон, но и другие, новые технологии. Результат – немалый экономический эффект.

Я также предложил разработать серию проектов, в которых храм и дом причта были бы не двумя отдельно стоящими зданиями, но одним целым. В России, как известно, порой очень прохладно. Когда на улице минус десять, не очень приятно по сто раз на дню бегать от одного здания к другому. Я думаю, настоятелю и прихожанам будет очень удобно, если в одном здании окажется храм в окружении приходских помещений, таких как: воскресная школа, библиотека, универсальный зал, трапезные с кухней, социальные службы, хозяйственные отсеки и т.д. При этом и дворовая территория станет просторнее. Можно будет устроить детскую площадку
и разбить прекрасные цветники, и останется еще много места.

Мы открыты к диалогу с современными архитекторами, всегда рады новым предложениям и талантливым проектам.

– Храмы строятся только на пожертвования. Кто ваши жертвователи?

– В строительстве храмов участвуют все жители Москвы: от пенсионеров и студентов до состоятельных бизнесменов и крупных меценатов. Нашим бухгалтерам не всегда легко приходится, когда они разбирают горы платежек по 500 и 1000 рублей. Но это очень важный показатель. Сотни тысяч людей хотят внести свою лепту в общее дело. А ведь это еще только те, кто жертвует через наш Фонд. Представьте, сколько людей помогают священникам на местах! Люди несут не только деньги, но и иконы, церковную утварь и даже продукты строителям. Пришла прихожанка с работы – и сразу на кухню. Суп наварила, кашу с тушенкой намешала – и на стройку. Людей кормить. Кто пирожки напечет, а кто спецодежду постирает. Если мужчина, то крыльцо построит, материал пожертвует. Батюшки рассказывают, как в выходные приходят местные жители и трудятся в свой свободный день, разбирая мусор и помогая профессионалам месить цемент, монтировать пеноблоки, ставить окна, шпаклевать и красить стены.

Следует отметить и «географию пожертвований». Свой вклад ежемесячно вносят люди из других регионов страны (Воронежа, Вологды, Уфы, Самары, Екатеринбурга, Омска и т.д.) и даже из других государств (от Украины до Японии). Программу строительства храмов люди воспринимают не как сугубо московский проект, но как общерусский. В возрождении Москвы Златоглавой видят начало духовного возрождения всей России.

– Почему так важно устанавливать временные храмы на выделенных участках до строительства основного?

– Чтобы как можно скорее организовать полноценную литургическую жизнь. Чтобы люди не мерзли зимой и не мокли под дождем весной и осенью на воскресных молебнах, чтобы проще было бы развивать социальное служение, чтобы дети могли ходить в воскресную школу рядом с домом, а не ехать на другой конец города. Чтобы пожилым людям и многодетным семьям было бы удобно посещать богослужения по выходным и праздникам. Чтобы длина очереди на исповедь не мешала священнику внимательно побеседовать с тем, кто пришел принести покаяние Христу. Чтобы, стоя на службе, человек думал не о том, что его кто-то сейчас толкнул или что он вот-вот упадет в обморок от духоты, а старался бы сосредоточиться на молитве, вникнуть в смысл святых слов. Ведь православная миссия ставит пред собой задачу не только сообщить человеку вероучительные истины, но и приобщить
его к христианскому образу жизни, передать опыт Богообщения посредством личного участия человека в Таинствах Церкви.

Мы строим временные храмы, чтобы Церковь пришла в каждый дом. Чтобы люди объединились, научились жить ради своего ближнего. Чтобы увидели, сколько вокруг наших братьев, нуждающихся в помощи. Чтобы соседи по лестничной клетке, наконец, познакомились. Чтобы изменить жизнь людей к лучшему сегодня, а не завтра – когда появятся деньги на строительство каменного храма.

– По какому принципу выбираются настоятели на новые приходы?

– Мы выбираем самых лучших, самых активных и деятельных. На новом приходе священнику предстоит быть одновременно и миссионером, и строителем. Он должен построить крепкую дружную общину и утвердить Дом Божий. Уметь разговаривать и договариваться с людьми. Быть хорошо образованным и приятным в обращении. К настоятелю должны тянуться люди, и он, в свою очередь, должен уметь донести до каждого Благую весть.

И надо сказать, что в большинстве во главе новых общин стоят молодые активные настоятели, вокруг которых собираются такие же молодые люди, которые также активно и открыто готовы исповедовать Христа в современном мире. Если двадцать лет назад священники опасались выйти за пределы храма и, как говорится, работали с теми, кто есть, то сегодня настоятели идут в народ. Выходят к людям за ограду храма.

– Будет ли опыт Программы распространяться на другие российские регионы?

– Это происходит уже сегодня. К нам, в Финансово-хозяйственное управление, постоянно обращаются из разных епархий, и наши специалисты с готовностью делятся накопленным опытом. Москва подала пример. Дала надежду на то, что можно строить храмы быстро и хорошо. Мы также совершенно безвозмездно делимся с настоятелями нашими проектами. Причем за помощью к нам обращаются не только священнослужители из России. Буквально на днях нас посетил один Владыка из Казахстана. Мы предоставляем храмостроителям все необходимые документы, так что на месте им останется только «привязать» проект на конкретном участке земли. И база наших проектов постоянно пополняется.

Так, недавно в рамках XXIII Международных Рождественских образовательных чтений под эгидой Финансово-хозяйственного управления, Союза архитекторов России и Гильдии храмоздателей в Центральном доме архитектора подвели итоги Всероссийского смотра-конкурса проектов православных храмов XXI века. И многие победители этого конкурса подарили нам свои работы.

– Когда может начаться строительство храмов по Программе в Новой Москве? Получит ли Программа в связи с этим новое название?

– Это происходит уже сегодня. В ТиНАО строятся восемь храмов: в поселке Киевский, вблизи д. 23; в поселке Воскресенское, д. 28А; в микрорайоне Солнцево-Парк; в поселении Сосенское, поселке Коммунарка, д. 22А; в г.о. Троицк, на ул. Солнечная, д. 1; в деревне Марьино, около д. 22; в деревне Говорово, ул. Полевая, д. 1А; в г. Щербинке, на улице Железнодорожная, вл. 15. Еще по девяти участкам идет подготовка документов на землю. Всего в Новой Москве планируется возвести около 150 храмовых комплексов.
Что касается названия Программы, то мне думается, что не стоит его привязывать к определенному числу. Ведь главное в нашей Программе – это не число построенных квадратных метров, а спасенные души человеческие. Главная наша задача, как мы не раз говорили, – это возвращение современному человеку утраченных или, если хотите, забытых духовно-нравственных ценностей и объединение жителей города вокруг православных общин. Строя храмы, мы созидаем и обогащаем культурное и духовное наследие страны.