Владимир Ресин: каждый храм уникален

ДЕПУТАТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ И СОВЕТНИК ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО КИРИЛЛА ВЛАДИМИР РЕСИН КУРИРУЕТ ПРОГРАММУ СТРОИТЕЛЬСТВА 200 ПРАВОСЛАВНЫХ ХРАМОВ В МОСКВЕ С САМОГО ЕЕ РОЖДЕНИЯ В 2010 ГОДУ. ЗА ЭТО ВРЕМЯ УДАЛОСЬ СДЕЛАТЬ ПРАКТИЧЕСКИ НЕВОЗМОЖНОЕ – НЕ ТОЛЬКО ДОБИТЬСЯ ВЫДЕЛЕНИЯ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ ПОД СТРОИТЕЛЬСТВО В ПЛОТНО ЗАСТРОЕННОМ МЕГАПОЛИСЕ, НО И ПОСТРОИТЬ БОЛЕЕ СТА ХРАМОВ И ВРЕМЕННЫХ ЧАСОВЕН, В КОТОРЫХ УЖЕ АКТИВНО ИДЕТ ПРИХОДСКАЯ ЖИЗНЬ. О ТОМ, КАК РЕАЛИЗУЕТСЯ ПРОГРАММА, КАК ПРЕОДОЛЕВАЮТСЯ СЛОЖНОСТИ, ВЛАДИМИР ИОСИФОВИЧ РАССКАЗАЛ НАШЕМУ КОРРЕСПОНДЕНТУ


БЕСЕДОВАЛА: ОЛЬГА ЮРЬЕВА

– Владимир Иосифович, если подвести итоги 2014 года, сколько храмов по Программе-200 уже построены, на каких участках ведутся работы и где принимают прихожан временные храмы-часовни?

– На сегодняшний день всего по Программе построено 22 храма, еще 30 строятся. Кроме того, открыто 80 деревянных храмов-часовен. Но это только цифры. Из важных достижений этого года я бы выделил три. Во-первых, количество участков, оформленных на Церковь. На данный момент их 153, причем 4 из них – на новых территориях Москвы. Почему это важно? Оформленный участок – значит, что Церковь может начать строительство, например, временного храма. Даже для того, чтобы установить строительный вагончик в качестве временной часовни для общины, юридически должно быть все грамотно оформлено.

Во-вторых, количество временных деревянных храмов, построенных в рамках Программы. Как я сказал, на сегодняшний день их 80. В прошлом году было принято важное решение: везде, где нет возможности начать строительство капитального храма, построить небольшие храмы-часовни.
Считаю это очень большим достижением. Когда открывается часовня и жители близлежащих домов видят храм, то сами начинают к нему тянуться. Кроме того, храмы собираются из бруса в традициях русского храмового зодчества и выглядят очень достойно, становясь настоящим украшением
района. А на некоторых участках временный храм даже язык не поворачивается назвать временным – как, например, на Ходынке, где на месте будущего строительства храма Сергия Радонежского в год 700-летия этого святого построили часовню Архангела Гавриила – на 150 прихожан,
почти 20 метров высотой.

И наконец, в-третьих, в прошлом году произошло эпохальное событие – расширение Программы на новые территории Москвы. И несмотря на то, что обеспеченность храмами новых территорий далеко не такая плачевная, как в старых границах города, важно уже сейчас, на стадии проектирования, заложить участки под будущие храмы. Фактически это переворот в градостроительстве – храм становится социально значимым объектом, практически наравне со школами, детскими садами и поликлиниками. Точнее будет сказать даже не «переворот», а возвращение к истокам, ведь на Руси всегда центром любого села был храм.

– Как происходит утверждение проекта храма? Как участвуют в этом процессе представители Русской православной церкви?


– Архитектура и убранство храма, его цветовое решение – всё имеет символическое значение, поэтому в этом вопросе архитекторы и строители являются только исполнителями заказа Церкви. Нередко проект будущего храма выбирают сами прихожане – так происходит на тех участках, где община существует уже давно, где сложились определенные традиции, например, почитания какого-то святого. На новых участках проект выбирает РПЦ, чаще всего из существующего набора проектов повторного применения: исходя из особенностей участка, потребностей жителей конкретного района, финансовых возможностей.

Бывает, что проект выбирает крупный благодетель, который берет на себя финансирование строительства, и хочет видеть свой храм особенным. Есть несколько примеров, когда проект разрабатывают архитекторы крупных строительных холдингов, которые сами же потом этот храм и строят. Но утверждает проект в любом случае РПЦ, за ней всегда последнее слово.

– Вы упомянули проекты повторного применения – расскажите подробнее, что это такое? Патриарх Московский и всея Руси Кирилл предложил отказаться от термина «модульный храм». Это означает, что теперь все храмы будут строиться по индивидуальным проектам?


– На сегодняшний день существует около двадцати различных проектов повторного применения, которые переданы в дар РПЦ и могут использоваться не только в Москве, но и в любом другом регионе. Все они прошли проверку временем, по каждому из них уже построены храмы, внесены коррективы по замечаниям настоятелей и прихожан. Но проект повторного применения – это проект конструктива здания, а декор, цвет, внутреннее убранство и прочие детали разрабатываются индивидуально для каждого объекта. Поэтому в конечном счете каждый храм имеет свое «лицо», даже если он построен по проекту повторного применения. При этом довольно много храмов строится и по индивидуальным проектам. На сегодняшний день из 22 храмов 11 построены по проектам повторного применения и 11 – по индивидуальным.

– На ваш взгляд, какие храмы Программы-200 являются самыми выдающимися с точки зрения внешнего облика и внутреннего убранства? Можно ли назвать, например, пять лучших храмов?


– Приводить такой рейтинг считаю некорректным. Каждый храм уникален.

– Практически каждую субботу вы совершаете объезды строящихся храмов и лучше других знаете положение на каждом участке. Как вас встречают прихожане, жители?


– Практически на каждую стройплощадку будущего храма, где я бываю, приходят прихожане – людям не все равно, каким будет их храм, как идет строительство, когда оно будет закончено. На многих площадках люди собираются на молебны под открытым небом, и в зной, и в стужу. А когда
начинается строительство, то нередко помогают не только деньгами, но и собственным трудом: выходят на субботники, убираются, выполняют какие-то несложные строительные работы. И я вам честно скажу: встречи с жителями – это то, что больше всего вдохновляет меня в этой работе. Я вижу энтузиазм в глазах прихожан, их искреннее желание иметь храм рядом с домом, их радость, когда открываются двери новой церкви. Помню, когда первый раз приехал на Святоозерскую улицу в Косино, на встречу пришло особенно много местных жителей. Это новый район, я помню, как его строили, сам много раз ездил туда на объезды, еще когда был руководителем московского стройкомплекса. А когда приехал на стройку храма, услышал слова благодарности за район. Жители рассказали, что им здесь нравится, есть и школы, и детские сады, и все необходимое, только храма нет. Просили не затягивать работы, радовались, что строительство начато. Такое доверие нельзя не оправдать.

– Какие участки, на ваш взгляд, являются проблемными и почему? Остались ли сложности с выделением земли под строительство?


– В таком плотно застроенном мегаполисе, как Москва, найти землю для новой стройки всегда трудно. Однако на сегодняшний день основная трудность Программы – это финансирование. Не на всех участках, которые уже выделены, есть возможность начать строительство. Уверен, если прихожане захотят и найдутся средства – дополнительные участки город подберет.

– Периодически появляется информация о том, что жители по разным причинам недовольны строительством, даже бывают случаи поджога часовен. Соответствует ли это действительности?


– Я много лет занимаюсь строительством и могу с уверенностью сказать: нет ни одной стройки без недовольных. Даже если строится детский сад или больница, всегда найдется кто-нибудь, кто против. Что же касается строительства именно храмов, то тут тоже бывают протесты, по разным причинам. Бывает не очень удачно выбрано место – и тогда подбирается другой участок, находится компромисс. Бывает, что у людей предвзятое отношение, например, они опасаются, что территория храма будет недоступна для всех жителей или что возле храма будут собираться бездомные.

Такие опасения, как правило, развеиваются без следа, когда открывается временная часовня и жители своими глазами видят повседневную жизнь
прихода. Один настоятель рассказал мне, как однажды к нему подошел прихожанин и говорит: «Батюшка, я раньше был против строительства храма, а теперь я постоянно хожу к вам на службы – как вы считаете, Бог меня простит?»

Но бывают, конечно, и принципиальные позиции, когда человек против религии, или вообще пытается сделать на протестах личный пиар. Но на то и демократия, чтобы учитывать все мнения и уметь договариваться.

– Храмы строятся исключительно на пожертвования. Почему это так важно для строительства храма? Жертвуют ли на новые храмы коммерческие
компании?


– По российским законам церковь отделена от государства и государство не может финансировать строительство религиозных объектов, даже если граждане попросят об этом. Все храмы, не только православные, строятся исключительно на пожертвования. Жертвуют очень разные
люди. Бывает, бабушки несут по рублю от пенсии, бывает, что меценаты берут на себя полностью финансирование строительства какого-либо объекта. Это и называется – строить всем миром.

– Расскажите о реализации Программы-200 на территории Новой Москвы. Сколько храмов планируется там построить? Выделены ли уже участки и началось ли строительство? Будет ли изменено в связи с этим название Программы?


– На сегодняшний день на новых территориях в работе уже находятся десять объектов, более того, первый храм уже построен – в честь иконы Божией Матери «Всецарица» в Щербинке. Конечно, строительство храмов на новых территориях – это дело не одного десятилетия и зависит от
того, где и в каком объеме будет строиться жилье. Главное тут, как я уже говорил выше, – принципиальное решение о том, что место для храма должно быть подобрано на стадии планирования новых микрорайонов. Пока предполагается, что в Новой Москве можно выделить около 150 участков для строительства храмов. Что же касается названия, то действительно, название «Программа-200» давно устарело. И дело даже не цифрах. Название должно отражать суть Программы, а суть в том, чтобы строить столько храмов, столько нужно людям, будь то 100 или 500. Поэтому сейчас прорабатываются варианты нового названия, окончательный вариант выберут и утвердят на ближайшем заседании Попечительского совета, который возглавляют Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и мэр Москвы Сергей Семенович Собянин.

– Как советник Патриарха, вы курируете не только Программу строительства новых храмов, но и другие религиозные объекты. Расскажите об этой работе – какие храмы сверх Программы откроются в ближайшее время?


– Одним из центральных событий в этом году будет празднование памятной даты – 1000-летия преставления святого князя Владимира. Мероприятия пройдут на самом высоком уровне, во многих регионах России. Для организации памятных мероприятий указом президента создана
специальная Рабочая группа, которую возглавляет полпред президента в ЦФО Александр Дмитриевич Беглов, и я тоже вхожу в ее состав.

В столице сейчас заканчивается реконструкция Московского Епархиального дома с храмом князя Владимира. Восстановление этого объекта, отнятого у церкви в 1920-е годы, – одно из центральных мероприятий, приуроченных к 1000-летию кончины великого князя. На сегодняшний
день уже завершены общестроительные работы, восстановлена утраченная в 1930-е годы колокольня, начата роспись внутренних стен храма и всего здания. В мае Епархиальный дом с храмом должен быть полностью сдан, включая роспись и комплектацию утварью.

Не могу не сказать несколько слов о еще одном знаковом объекте – храме Преображения Господня на Преображенской площади. Этот храм восстанавливается по историческим чертежам на месте памятника XVIII века, взорванного в 1964 году. Его история неразрывно связана
с созданием Преображенского полка, петровскими реформами и зарождением русской регулярной армии. При храме создается воинский музей Преображенского полка, а вся территория вокруг храма оформляется как единый мемориальный комплекс. Работы по воссозданию Преображенского храма также близятся к концу – его открытие приурочено к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне.